Выбери любимый жанр
Оценить:

Холодная Зима


Оглавление


38

— Командир части полковник Мингазов — коротко сказал офицер, глядя мулле прямо в глаза

— Мы хотим знать, кто убил наших детей. Их убили вы. Мы хотим, что бы вы выдали солдат, которые расстреляли наших детей. Пусть их судит народ.

— Есть следствие, оно разберется. Я уверен, что солдаты и офицеры моей части не стреляли.

— Мы сами разберемся — сказал мулла — если вы не хотите выдать ваших солдат, мы сами пойдем и найдем убийц наших детей.

Толпа за спиной муллы глухо волновалась

— При попытке прорыва на территорию воинской части будет открыт огонь на поражение — твердо сказал Мингазов

Толпа за спиной муллы зашевелилась, из нее вышел мужчина лет сорока. Все почему то притихли.

— Это ты, Ахмет — сказал мулла — я рад, что ты пошел с нами… Ты же не хотел.

— Я передумал — громко сказал мужчина — я пришел сюда для того, чтобы узнать, кто убил наших детей!

— Кяфиры не хотят нам выдать тех, кто это сделал — сказал мулла, и толпа угрожающе заворчала, чувствовалось, что сейчас может произойти все что угодно.

— А я хочу спросить у тебя, хаджи Абдулло — громко сказал мужчина — ответь мне, кто и за что убил моего Али?

— Спроси у кяфиров, Ахмет…

— Я спрашиваю у тебя — Ахмет вынул из кармана смятую листовку и швырнул ее в лицо муллы — ведь это твои нукеры расклеивали листовки, ими обклеен весь город. Моего сына убили вечером, а уже на следующее утро весь город был в листовках и ты призывал во время намаза всех правоверных идти и отомстить кяфирам. С тех пор, как ты совершил хадж, Абдулло, ты сильно изменился, в твоих словах поселилась ненависть. Этих листовок напечатано несколько сотен, за одну ночь столько не напечатать. Значит тот, кто это печатал и расклеивал, заранее знал, что мой сын погибнет. Вот я и хочу знать хаджи, за что ты убил наших детей…

Москва. Здание генеральной прокуратуры
29 августа 1978 года

— Александр Владимирович?

— Да? — шеф повернулся ко мне

— Александр Владимирович, Наталья приехала в город…

— Наталья — это кто?

— Дочь Беляковского…

— А… — Калинин сразу помрачнел, о том, что у меня были отношения с Наташей, он знал — и что ты хочешь?

— Я могу… получить тело Беляковского… для погребения?

Шеф тяжело вздохнул

— Вообще то расследование идет… ладно, беру грех на душу. Через час заходи ко мне, бумажку я нарисую. Звони, пусть подъезжает в СИЗО, тело там должно еще быть. И мы поедем в СИЗО, заодно разберемся, что Петухов накопал по Бриллианту…

Следственный изолятор N 2 «Бутырская тюрьма»

В тесном кабинете, после нашего стука что-то грохнуло, раздались тяжелые шаги. Дверь открылась, на пороге вырос майор Петухов, почему-то весь красный и в поту.

— Заходите…

Мы зашли в кабинет, шеф огляделся по сторонам…

— Ты что, железо что ли тягал?

— Точно. Пятьдесят раз каждой рукой. Нервы на взводе…

Калинин сел на стул, положил рядом с собой папку.

— А что у тебя по Бриллианту? Допросил?

— Мать его…

— Что?

— Короче муть какая то рядом с этим Бриллиантом происходит. Сам не могу понять, в чем дело.

— Подробнее! — шеф помрачнел.

— Короче начал я работать с Бриллиантом. Сами понимаете — вор в законе, не фуфло какое-то. На раз его не расколешь, даже я не смогу. Вчера до позднего вечера с ним бился — без толку. Ушел в глухой отказняк — я не я и лошадь не моя. Ведите меня в хату, гражданин начальник. Ну, я решил отдохнуть немного — и завтра продолжить…

— И?

— Вот тебе и «и». С утра прихожу — а Бриллианта нет!

— Как нет?

— А вот так вот — нет! Ни с того ни с сего приехали с утра пораньше огольцы из МУРа, представили постановление следователя о проведении следственного эксперимента по какому — то убою и забрали его для проведения следственного действия. Вот сижу, жду.

— Сидишь, ждешь… — шеф задумался — а давай-ка звякнем в МУР, уточнимся. У тебя тут выход в город есть?

— Через коммутатор — кивнул Петухов, достал из ящика стола старый, черный, еще сороковых годов телефонный аппарат, крутанул один раз диск номеронабирателя — Танечка ты? С МУРом меня соедини… С кем? — Петухов поднял глаза от аппарата

— Убойный отдел — подсказал Калинин — там либо Глазко либо Писарчук либо Веремеев. Лучше Глазко Константин Иванович.

— Убойный отдел, Таня. Глазко, Писарчук либо Веремеев. Кто будет.

Секунда потекла за секундой…

— Алло? Да, да. Глазко Константин Иванович? Майор внутренней службы Петухов беспокоит, СИЗО N 2. У меня в кабинете старший следователь генпрокуратуры Калинин, с вами поговорить хочет. Да. Передаю трубку.

Шеф пододвинул стул поближе, протянул руку через стол и взял черную эбонитовую телефонную трубку.

— Костя? Да, я. Вот не знаю, это ты мне сейчас скажешь, нормально или нет. Мне информация нужна: сегодня от вас явились люди, забрали из СИЗО Бриллианта, думаю, ты его знаешь… Я так и думал. Короче забрали этого Бриллианта и повезли на следственный эксперимент к вам по какому — то убою. Ты не мог бы выяснить, по какому убою, кто с ним работает и где, в кабинете или на месте? И если он еще у вас — скажи, чтобы пока его обратно не отправляли. Я к вам подъеду, у меня к этому деятелю вопросов выше крыши накопилось. И сюда мне перезвони, я здесь буду твоего звонка ждать. Все, жду…

Положив трубку, Александр Владимирович выжидающе посмотрел на Петухова

— Сейчас узнаем, где его крутят. И по каким делам. Ты бы хоть чайку для гостей поставил, что ли…

— Это мигом…

Майор Петухов достал из стола большую, почти литровую жестяную кружку для воды, хлопнув дверью, вышел в соседнюю комнату. До нас донесся отчетливый скрип крана и журчание воды.

3
Loading...

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор