Выбери любимый жанр
Оценить:

Пепел сгорающих душ


Оглавление


57

Шаарель подняла руку, вычерчивая в воздухе нужную руну. Линии вспыхнули черным пламенем, прожигая в замороженных горах узкий туннель.

– Удачной охоты, Властитель.

ГЛАВА 19

Пыль, грязь и крысы. Что привлекло в его дом последних, Хеан не знал, но несколько грызунов серыми кляксами метнулись в стороны, едва он распахнул двери.

Слуг не было. Впрочем, этого он ожидал: за время пребывания внутри Барьера в мире живых успело пройти несколько месяцев, в течение которых ловец считался погибшим, и слуги предпочли покинуть опасный дом – разумеется, постаравшись утащить с собой все, на чем остановился взгляд. Те вещи, что украсть было слишком сложно (или невозможно сбыть), оказались изуродованными.

– Я же говорила, не стоило нанимать этих крестьян… – коснулись его ворчливые мысли шальры. – Никто и никогда из нашего рода не полагался на людей. Они только и ждут, чтобы нанести удар в спину…

– При чем тут удары, – поморщился Хеан, тщетно пытаясь найти хотя бы одно неповрежденное кресло. – Они работали за деньги. Нет серебра – нет работы. Все очевидно.

– Ну да. Что-то я не припомню ни одной подобной истории с обычными жителями империи. Хорошо еще, не добрались до хранилища душ и остатков сбережений.

Хеан покосился на обрывок когда-то белого плаща, зацепившийся за распахнутую створку окна и трепетавший на ветру, словно беспокойный призрак.

– Не важно. Слуги все равно меняются часто. Найду новых.

Шальра спланировала на расчищенный от грязи стол и недовольно сощурилась. Хеан небрежно отмахнулся. Ему было безразлично мнение птицы.

Ловцу нравилось наблюдать, как расширяются от ужаса зрачки этих людей, стоит им встретиться взглядом со своим нанимателем. Нравилось чувствовать власть над живыми игрушками, смотреть, как борются в их душе страх и жажда серебра. Он хорошо платил своим слугам, но никто из них все равно не выдерживал долго: слишком сильный запах смерти пропитывал это место. Слуги не могли видеть души умерших, но отголоски их песни жалобным эхом метались под высокими сводами, сплетаясь со свистом ледяного ветра.

Ущерб, нанесенный их поспешным побегом, был значителен, но Хеана он почти не расстроил. То, что он поймает воров, не подлежало сомнению. И боль, которую он заставит их испытать, многократно перекроет временное неудобство от разорения. Он едва заметно улыбнулся, предвкушая этот момент. Люди… им нечего противопоставить его власти.

По- настоящему жаль было только разбитых зеркал. На изготовление новых уйдут время и силы, а сейчас у него и то, и другое было в существенном недостатке. Уцелело только каменное зеркало в кабинете, вмурованное в стену, но и его придется заново полировать, чтобы устранить многочисленные царапины.

Зато кладбище, где так любил отдыхать Хеан, оказалось нетронутым. Люди слишком сильно боялись этого места, чтобы осмелиться потревожить его покой. Плиты неаккуратно установленных надгробий привычно темнели сквозь склонявшиеся к самой земле ветви деревьев. Золотой ковер облетевшей листвы спрятал под собой заросшие сорной травой узкие тропки.

Хеан лениво растянулся на нагретой солнцем старой плите и прикрыл уставшие от яркого света глаза. Среди мертвых уютнее. И удобнее.

Иногда он развлекался, заставляя опустошенных копать себе могилы. Формально этого не требовалось: после утраты души большинство из жертв существовало недолго и рассыпалось мелким прахом, для которого подошла бы и небольшая урна. Но ловцу нравилось наблюдать, как увеличивается число надгробий в этом глухом уголке.

Шрам на руке – напоминание о договоре с Киренхом – все еще кровоточил, не желая закрываться. Странная сделка. И запредельно опасная… Даже если при краже принадлежащего Герлене украшения не сработают наложенные ей руны, заживо сжигая ловца, высшие жрецы наверняка объявят на него охоту. А один против всех Хеан долго не продержится, несмотря на все свои знания и умения.

Шальра не вмешивалась в его мысли, устроившись на ветвях высохшего дерева. Красные глаза блестели стеклянными шариками. Анарешш. Имя было чужим. Оно скользнуло в голове Хеана лишь на миг, принеся рваные клочки воспоминаний, так и не сложившиеся в цельную картинку.

Ловец потер лоб и постарался сосредоточиться на планах проникновения во внутренние помещения Храма. Выполнить сделку с богом Смерти для него сейчас важнее, чем разбираться с лживой птицей. Но додумать Хеану не удалось. Холодная волна Зова мертвой рукой погладила по спине, вынуждая вернуться в реальный мир.

– Кто? – неприязненно вскинулся он, уставившись на источник раздражения.

В воздухе растеклась блестящая клякса, быстро принявшая форму овала, подернулась рябью, стремительно чернея. Когда рябь исчезла, по ту сторону замаячил полутемный кабинет. Сидевший за столом ловец устало потер пульсирующие у виска руны.

– Я бы хотел поговорить, – показательно безразлично произнес он.

– Решил покаяться, Клесс? – сухо уточнил Одиннадцатый. – А почему только один?

– Ты недружелюбен. Впрочем, как всегда. Но я смотрю, ты в хорошей форме. Попрежнему позволяешь себе не пользоваться зеркалами.

– Завидуешь? – еще суше поинтересовался Хеан. – Еще бы, ты почти старик, а не способен на такое.

– Это излишний перерасход силы, – Клесс сцепил перед собой покрытые пигментными пятнами пальцы и погрузился в их детальное изучение.

– Излишний перерасход – это поддержание канала ради пустой болтовни! Зачем ты искал меня?

– Мне… нет, всем Высшим… требуется твоя помощь.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор