Выбери любимый жанр
Оценить:

Пепел сгорающих душ


Оглавление


80

– Ты достала подвеску? – Ловец поднял ее за плечи, заглядывая в лицо. Окутывавшая девушку мгла отступила, словно испугавшись его слов. Послушница моргнула, не сразу постигая смысл вопроса. С трудом протянула вперед сведенную судорогой руку. Качающийся на серебряной цепочке кристалл утратил свою прозрачность, запятнанный алым.- Умница.- Хеан ласково погладил Викаиму по голове, второй рукой аккуратно разжимая ее пальцы, чтобы забрать украшение.

– Там были демоны,- одними губами прошептала Викаима.- Ваш нож… Он исчез… Кровь… – При попытке вспомнить у нее закружилась голова.

– Это неважно. Главное, что с тобой все в порядке. Идем, здесь опасно оставаться.

Девушка послушно кивнула, покорно позволяя начертить на своем лбу руну перехода. Взметнувшийся вокруг ледяной вихрь отрезал ее от сияющей под звездами громады Храма, прекращая безумный ночной кошмар.

ГЛАВА 28

В комнате тяжело пахло лекарственными травами и благовониями. Чтобы унять головокружение, Такнар старался дышать через рот. Он предпочел бы открыть окна, но от морозного воздуха императору сразу становилось хуже.

– Зачем вы мучаете ребенка? – Сухонький старик отбросил в подставленную миску окровавленные тряпки и хмуро уставился на жреца.- Вы пробовали столько раз, и все впустую! Пора признать, что сила Аэлеры не может его вылечить. Она лишь продлевает агонию…

– Он не «ребенок», а Сын Света! – отрезал Такнар.-И будь это обычная рана, мы бы давным-давно поставили его на ноги!

– Для меня – ребенок. Я знал его с рождения и имел честь лечить и его отца. Я никогда не говорю того, в чем не уверен. А сейчас я уверен в том, что вы издеваетесь над пациентом. Он третьи сутки висит между жизнью и смертью, и только вмешательство Храма удерживает его в этом мире.- Старик ополоснул испачканные руки, без малейшего пиетета сверля собеседника взглядом.- Сколько еще вы намерены продолжать это «лечение»?

Худое лицо Маэра лунным осколком белело на расшитых подушках. На охватывавшей бок свежей повязке уже успело появиться красное пятно, ширившееся с каждым вздохом раненого.

Во избежание паники инцидент пока скрывался от народа, и в покои императора допускали только высших жрецов и личного врача. Однако долго так продолжаться не могло.

– Он прав, жрец… – шевельнулась стоявшая в тени Сеоль.- В моем сне император погиб. Этого уже не изменить.

Такнар в крайнем раздражении обернулся к ней:

– Если бы ловцы согласились нам помочь!

– Ловцы? Но они не владеют рунами излечения. Их вмешательство ничего не дало бы.

Жрец покосился на врача и тихо заметил:

– Ты не чувствуешь. На Маэра напал кто-то из них. В ране остались частицы вещества, которым ловцы покрывают свое оружие. Если бы не оно, излечение не составило бы никаких проблем. Но когда императора нашли, состав успел впитаться в кровь…

– В моем сне нож держал послушник,- возразила Сеоль.

– Да какая разница, кто держал! – отмахнулся Такнар.- Я даже готов допустить, что удар нанесла именно та послушница, которой удалось бежать – разумеется, не без помощи ловцов.

– Я видела ее, жрец. Она милая и хорошая девочка.

– Которая побывала в Бездне, принеся на своей коже магию Киренха. Не исключено, что под ее воздействием она и кинулась на Маэра. Но все это не имеющие значения мелочи. Важно лишь то, что яд мешает срастись ране, как бы мы ни старались. А уничтожить его не получается.

– Но зачем ты просил ловцов о помощи, если именно они замешаны в покушении?

– Я слышал, они умеют нейтрализовывать действие своей отравы.

– Разве это не слухи? – с некоторым удивление спросила Сеоль.

– В любом случае, проверить у нас не получится. Ловцы отказались.

– Все?

– Я не счел разумным связываться со всеми лично. Пары бесед более чем достаточно.

Ему действительно хватило всего двух разговоров, чтобы понять: ловцы готовы попытаться спасти Маэра. Вот только цена за их участие оказалась несоразмерно высока. Если положения Хартии будут пересмотрены в пользу ловцов, они начнут представлять угрозу, сопоставимую с вторжением демонов. И Такнар отказался от идеи привлечь их.

– А богиня? Жрец вздохнул:

– Сейчас середина зимы. Аэлера спит.

– Разве жизнь императора – недостаточная причина, чтобы попытаться разбудить ее?

Такнар помолчал, неторопливо поправляя складки асэхи. Маэр, постепенно превращающийся в нечто странное, не имел права оставаться на троне – для блага всей империи. Но все же он был Сыном Света… И жрец колебался, колебался даже теперь, когда ловцы сделали то, на что не решился он сам, а Такнару оставалось лишь согласиться со старым врачом и прервать затянувшуюся агонию юного повелителя.

Аэлера же… Он попытался воззвать к ней. И с ужасом понял, что прозрачная вода, в которой мирно спала богиня, застыла, обратившись огромным кристаллом горного хрусталя. Такнар не знал, что случится, если он разобьет этот камень. Освободит ли он богиню или нанесет ей непоправимый вред? Он слишком боялся второго варианта, чтобы попробовать.

Сеоль не знала о метаморфозе: после случившегося прошлым летом ей запретили посещать святилище. А сам Такнар не собирался ничего ей рассказывать.

– Нет. В этом нет необходимости,- спокойно ответил он.

– Ты говоришь странные вещи, жрец. Почему ты не хочешь использовать все возможности, чтобы спасти императора?

– В сложившихся обстоятельствах нам удобнее передать диадему его ребенку.

– Императрица беременна? – удивленно переспросила Сеоль.

3
×
×

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор