Выбери любимый жанр
Оценить:

Гиперборейская чума


Оглавление


13

Ираида подошла к пустой комнатке, предназначенной то ли для трансформатора, то ли для бойлера, заглянула внутрь. Для этого ей понадобилось сильно нагнуться. Потом она задумчиво постучала пальцами по косяку двери.

– Дядя Женя! – окликнула она Коломийца. – Подойди, пожалуйста!

– Что у тебя? Еще что-то нашла?

– Не знаю. Странно просто. Тут все старое такое, а косяк – из сырого дерева.

– Отсырело…

– Да что я, не отличу? Месяц назад эта оси на еще в лесу стояла… – и для подтверждения она постучала костяшками пальцев по косяку.

– Ну тебя, ей-богу. Оно вон черное все, а ты говоришь – месяц.

Подошел Крис. Коснулся спорной двери. Потом как-то мучительно передернул плечами.

– Вот она где, кровь-то вся…

Ираида прижала к губам запястье.

ГЛАВА 4

– Пока мы тут балаболим, – сказал Коломиец, – на Петровке, мабуть, человек пять на этот эпизод раскололи.

Они сидели в приемной при не бог весть каком свете зеленой лампы. Все, кроме Ираиды, чувствовали себя погано. Доктор сказал, что налицо типичный похмельный синдром без предшествующих возлияний. Думалось через «не могу».

– Что мы имеем? – в который раз медленно проговорил Крис и стал загибать пальцы. – Кровью убитого вымазали дверь. Перед дверью все истоптано. За дверью следов мало. На полу воск. Не парафин – именно воск. Этот непонятный автобус. То ли был, то ли нет. Куча окурков. В основном «Лаки страйк», некоторые с помадой… В поселке вырубался свет, причем в разных домах в разное время. Куда-то делись бродячие собаки…

– Крыса на дереве, – напомнила Ираида.

– Крыса на дереве, – согласился Крис. – Дети чего-то боятся, а дети – оторви да выбрось. А главное – молоко скисло.

– Почему главное? – спросил Коломиец.

– Если молоко скисает, то рядом черт, – популярно объяснил доктор.

– Ты на черта не клепли, братья коников свели, – сказал Коломиец. – Хотя… не знаю. Вот в Африке я бы такому не удивился, но чтобы у нас…

– А ногу-то тебе кто отрывал? – спросил доктор. – И не в Африке…

– Ну, это другое, – засомневался Коломиец.

– Удивляюсь я твоему скептицизму, Женя, – сказал Крис, глядя в потолок. – Ты бы после того должен был или в монастырь податься, или каким-нибудь гуру заделаться. Видно, верно говорят: хохол прежде черта родился…

– Ты не отвлекайся, – сказал Коломиец. – Дело надо делать. Воны хочуть поженуть вэлыку хвылю. У твоего же братца в министерстве неприятности будут.

– Он-то отмажется, – сказал Крис. – Вечный заместитель. На них, падлах, все и держится… А ридна мова у тоби, товарышу Коломийцю, дуже погана, як у самого Кучмы…

– Да с вами, москалями, повяжешься…

Все замолчали. Из кухни вышла Хасановна с подносом. Стаканы были, конечно, граненые, с пузырьками, зато в серебряных подстаканниках. К чаю она, в честь Ираиды, подала варенье. После ритуальных прихлебываний и причмокиваний доктор задумчиво сказал:

– Чай бывает питьевой и технический…

– То вы на бессонницу жалуетесь, а то настоящего чаю требуете, – сказала Хасановна.

– А-а, – оживился доктор. – Все равно нам не спать, так что и правда, заварите-ка нам, Дора Хасановна, вот именно настоящего, чтоб лом стоял…

– Как хорошо, что девушку завели, – сказала Хасановна. – Хоть без мату пожить… При Никите вашем допустили эту антинародную привычку!

– Я, собственно, лом только и имел в виду, – стал оправдываться доктор. – Ну, Хасановна, настоящий чай! Вы же помните, что такое – настоящий! Бессонные ночи в наркоматах и все такое…

– Тогда людей кто попало не убивал, государственный был порядок…

С этим она повернулась и ушла на кухню.

– И еще одно, – сказал доктор. – Существенное. Отчего мы такие вареные? Вагоны не разгружали, кровь не сдавали… В геопатогенные зоны я не верю…

– Возможно, придется поверить, – сказал Крис. – С наскоку нам это дело не одолеть. Придется собирать рассеянный материал, его должно быть много. Может быть, слишком много. Есть у меня такое предчувствие. На крышу бы сбегать, да сил сегодня нет…

– А что у вас на крыше? – спросила Ираида.

– Астральный пост, – ехидно сказал доктор.

– Этим ученым главное – ярлык приклеить, – лениво сказал Крис. – Просто оттуда, Ирочка, всю Москву видно. А когда видно – тогда и понятно… кое-что Завтра вместе слазим, покажу.

– Вы лучше сразу договоритесь, за кого она замуж пойдет, – сказала мудрая Хасановна из кухни. – Пока прописку московскую не отменили – пусть все будет по закону.

– Ага, а то я будто сюда невеститься приехала! – сказала Ираида.

– Все леди делают это, – сказал доктор. – Женя, сколько у тебя было жен?

– Богато, – отрезал Коломиец.

– Да ты и родственник, – сказал доктор. – Придется нам разыгрывать девушку в орлянку, как те купцы.

Ираида поднялась.

– Это еще зачем? – спросила она напряженно.

– Власти у нас странные, – объяснил Коломиец. – То нельзя, это нельзя. Хотя по Конституции все можно. Но, чтобы в конфликт не вступать, мы все делаем как бы по-ихнему. И они довольны, и мы. Ты, Ирка, главное, не беспокойся. Это называется фиктивный брак. Люди при нем иной раз только на разводе и встречаются.

– Вот она, Москва: не душу испоганит, так паспорт! – заявила Хасановна. – А без этого нельзя?

– Можно, – сказал Коломиец. – Но трудно. Иногда, бывает, так тормознет…

– Вы девушку мне не тираньте, – непоследовательно сказала Хасановна. – Может, она сама хорошего человека успеет найти.

– В Москве? – усомнился доктор.

– А что вы имеете против Москвы? – возмутилась Хасановна. – Это сердце нашей Родины…

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор