Выбери любимый жанр
Оценить:

Гиперборейская чума


Оглавление


42

Под бутылочку ставшего традиционным «Ани» (причем не того, который идет на широкого, пусть и достаточно богатого потребителя, нет; этот «Ани» – из подвалов самого Вазгена, вах!..) отец Сильвестр завел речь о неких негодяях, служащих Сатане и совершающих во имя его гнусные обряды. Вот, например… – и он перечислил последние по времени случаи умертвий, в том числе и разлучение с жизнью Сережи Коростылева. И что ужасно, продолжал он, как бы не замечая наших переглядываний, иной раз удается милиции или кому-нибудь еще поймать пару-тройку исполнителей, и что? А вот совсем ничего, остервенело берут всю вину на себя, просто до самооговора дело доходит, и к стенке становятся с просветленными лицами. Никак главного своего выдать не хотят. Оно, может быть, и удастся этого главного вычислить, а – что на него есть, какие улики суду предложить? Да ни малейших… Вот и ходят тератусы на свободе, ничего не опасаясь. Ни милиции не боятся, ни КГБ – или как он там теперь? – ни церкви. Хоть киллера нанимай… А у церкви внутренние проблемы, сектанты да раскольники всяческие замучили, тут вот недавно всплыли одни – с восемнадцатого года в миру растворились и как будто исчезли, ну а теперь решили, что пора бы им на свет явиться. «Армагеддоняне»… Остервенели в подполье совсем, говорят: раз заповедь «не убий» по счету шестая, так она и по значению шестая. И ежели пяти главнейшим исполняться мешает, то силу свою утрачивает…

– Служение Сатане, выходит… – пробурчал Крис. – А я-то, грешным делом… «И пусть возьмут от крови его и помажут на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его…»

Отец Сильвестр с интересом уставился на Криса.

– «Ешьте же его так, – подхватил он, – пусть чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью…» «Исход», глава двенадцатая… Следовало ожидать, что вы знаете много. Наверное, почти все?..

– Трудно сказать… Хотел бы я знать, куда они вдруг все собрались…

ГЛАВА 10

...

ПРОЛЕТАРСКАЯ МАШИНА ВРЕМЕНИ «КРАСНЫЙ ЯНУС»

Выпуск IV


ГЛАВА 7

ГРЕМУЧИЙ БЕНЗИН. НОВЫЕ ДРУЗЬЯ И НОВЫЕ ВРАГИ. МОТОЦИКЛЕТКИ В НОЧИ. КОМСОМОЛЬЦЫ ЕСТЬ? ОСВОБОЖДЕННЫЙ ОКАЗЫВАЕТСЯ НЕГРОМ. ЧТО ТАКОЕ «КРУТОЙ НАВОРОЧЕННЫЙ БАЙК»?


– Ты чувствуешь в себе новые силы? – спрашивал Марков с дрожью в голосе. – Или неужели тебе безразлично? Во мне все звенит и поет. Посмотри, какие звезды. Оказывается, возвращаться приятно. Я будто выпил какое-то волшебное питье. Меня распирает жажда деятельности. Здесь непочатое поле деятельности! Залежи! Целина! Как ты думаешь, какой сейчас год? До чего будут рады Стрыйский и Панкратов – их расчеты оказались безошибочны! При прыжке на сто лет ошибиться меньше чем на год! Интересно, как получилось у нас?

– Нормально получилось, – буркнул Терешков.

Трофейная мотоциклетка была не в пример тяжелее утраченной «БМВ», и ему совсем не хотелось трепаться впустую – хотя пьянящую новую силу он ощущал не менее Маркова. Веселье, бесшабашие, удаль, вера в себя. Легкое тело.

Топни ногой – взлетишь.

Но пока – всего-навсего нужно выволочь тяжелый агрегат на твердую дорогу и дальше катить на руках до первой «газпойнт»… нет, гады! И даже не до «пойнта». До «бензиновой колонки». Так, а не иначе.

И – зачесались стесанные кулаки. И – заныла скула. И – потеплело сбоку, там, где грел «кольт».

– Дорога!

– Вижу, командир.

Дорога. Мысль саднит. Какая?

Какая-то. Рядом с «кольтом».

Что там у меня рядом с «кольтом»? Терешков охлопал себя, запустил руку в карман. Вот она, зажигалка, подарок Виты. Ее же саму и изображает. «Будешь там у себя питонить, косячок засмочишь – и меня вспомнишь…»

Вспомню… Он попытался засунуть зажигалку обратно, но что-то удержало руку.

И тогда, переложив зажигалку в левую руку и отведя ее далеко от лица, он нащупал большим пальцем маленькую твердую грудку, надавил…

Боли не было. Рука подскочила. В битом ухе вновь зазвенело на много тонов.

– Ты что?.. – сквозь звон и плавающие пятна просунулся Марков.

– Спокач, командир, – отозвался Терешков. – Ни в чаху склещило.

– Набрался ты у своей шалавы словечек, что кобель блох… Что с рукой-то?

Терешков как раз ощупывал ее. Пальцы на месте…

– Зерно, макар… Ф-фу. И правда, что блох набрался. Повезло нам, командир. Не стали моторы заводить. Как бы оно рвануло!..

Марков начал было что-то говорить, но вдруг резко замолчал, будто ему с маху вогнали в рот кляп. Потом он длинно присвистнул.

– Ты молодец, – сказал он наконец. – Я не додумался бы.

– Я тоже не додумался, – сказал Терешков. Рука начинала гореть. – Я почувствовал.

– В тебе есть чутье, – сказал Марков. – А во мне вот нет. Надо слить этот гремучий бензин. Жаль, нет бутылок. Они пригодились бы.

– Интересно, какой сейчас год?.. – сказал Терешков. – И что еще странно: помнишь, нам говорили, что из будущего ничего нельзя забрать. А мотоциклетка – вот она. Панкратов – ошибался? Не верю.

– Может быть, мы не переместились?

– А как же бензин?

– Да, бензин… А ведь махни мы с этим бензином сразу домой – ничего бы от лаборатории не осталось. Правильно мы сделали, что задержались, – твердо сказал Марков.

Терешков помедлил.

– Не знаю, командир: правильно или нет. Может быть, нас следовало бы расстрелять за это. Но – кто, кроме нас? Кто еще знает, что ждет Республику в грядущем, – и способен это предотвратить? Кто?!

– Ты прав. Но бензин придется сливать на землю. Жаль. Взрывчатка пригодилась бы.

– Бензин. Я успел забыть про него… – Терешков потряс головой.

3
×
×

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор