Выбери любимый жанр
Оценить:

Гиперборейская чума


Оглавление


91

– Зачем вы это рассказываете?.. И при чем здесь корсет?

– Слушайте. Эта женщина носила корсет. Вероятно, у нее болела спина. Ее нашли лежащей голой в постели. И вам, и мне понятно, что такое поведение неестественно. Но, допустим, она наспех оделась, а потом ее убили, раздели и уложили в постель. Как тогда будет сложена ее одежда? Корсет внизу, поверх него верхнее платье, потом белье. Но лежало так: верхнее платье, корсет, потом белье. Что это значит? Что она не была раздета, когда в дверь начали ломиться. Она была полностью одета. И то, что застали мы, а потом милиция – было создано самими негодяями.

– Подождите… ох, извините, не знаю вашего имени…

– Итиро Онович.

– Итиро Онович, вы говорите, что это все было подстроено?

– Я в этом не сомневаюсь ни одной секунды. Ваш муж был настоящий буси и умер в бою. Я не знаю, утешает ли это вас, но наверняка утешало его.

– Ах, да господи… Зачем же они подстраивали все это? Чтобы мне причинить боль?

– Да, и это тоже. Но больше всего они хотели нанести удар своим врагам – армагеддонянам. Обесчестить их предводительницу. И я боюсь, что им это удастся сделать. Но хотя бы вы – не верьте им. Верьте ему. Басе сказал:


Всю боль, всю печаль
Твоего бедного сердца
Гибкой иве отдай.

Это значит…

– Я понимаю. Конечно. Я понимаю. Спасибо вам…

ГЛАВА 23

– И вновь я посетил…

Тот же дворик в Острове, только другой дом – наискосок, мимо скамеечек и фонтана. И ни одной бабульки, только однажды краем глаза Крис заметил шевельнувшуюся в окне занавеску.

Девочка Даша шла, нагнув голову, будто что-то высматривала под ногами.

Дверь – на первом этаже, обитая дерматином добротно, но уже давно по сгибам осыпается… и ручка замка висит косо, разболталась…

Даша открыла дверь, вошла. Крис и Альберт шагнули следом. Сильный запах табака и лекарств.

– Дедушка!

Молчание.

– Ты где?

Ничего в ответ.

Альберт достал пистолет, быстро передернул затвор. Шагнул из кургузой прихожей в комнату. Остановился.

Крис жестом отстранил девочку, вошел следом.

Полки с книгами – во всю стену. Заваленный бумагами стол, древняя пишущая машинка с еще заправленной страницей. Диван, две подушки. Комод, зеркало на комоде. Вешалка и куча одежды под нею. Два десятка фотографий на стене…

– Руки за голову. Не шевелиться. Брось пистолет.

– Он на взводе.

– Выбрось обойму и разряди. Одной рукой.

– Дедушка, это…

– Дарья, в сторону. А вы – повернитесь медленно. Кто такие есть?

Куча одежды оказалась стариком в инвалидном кресле. В руках он держал короткий двуствольный обрез.

– Вы – Максим Адрианович Ткач, он же Вебер. Так? – спросил Альберт. – Тогда фамилия Вулич вам должна что-то говорить…

– Вулич? А ну-ка ты, с пистолетом, встань в профиль. Дети, что ли?

– Да. Дети.

– Бог ты мой! Как улетает время… Дарья, кинь чего-нибудь на стол – что найдешь… Катеньку помянуть надо…

Старик сказал это так надтреснуто и стеклянно, что показалось: сейчас он рассыплется мелкими мутными кубиками, как перекаленное стекло. Но нет, он лишь положил свой обрез на колени, обхватил руками ободья колес – кисти у него были несоразмерно большие, пятнистые, узловатые – и выкатил кресло на середину комнаты.

– За диваном, внизу – выключатель, – сказал он Крису. – Щелкните им.

– Там еще какая-то лампочка горит, – сообщил Крис, перегнувшись. – Так надо?

– Ее и надо выключить. Ну, что вы там возитесь?

– Уже все. А что это такое?

– Вам не говорили, что бывает с теми, кто слишком много знает? Посмотрите на меня…

Пришла девочка, поставила на стол открытую бутылку, четыре рюмки, блюдце с кусочками черного хлеба. Налила всем, даже себе – на донышко.

– Прощай, Катюха, – сказал дед. – Ну да ничего, скоро увидимся… А что до убийц твоих – так на то Мишка окаянный есть, они у него на этом свете не задержатся. Засветила ты их, Катька, умница, золото мое, и пометила… теперь им не уйти. Спи, спи спокойно.


– В общем, мое мнение такое, – подытожил Терешков-старый. – Делать вам тут сейчас, в сущности, нечего. Конечно, можно сказать так: почему бы не погулять по минному полю, раз погоды позволяют? Васильки потоптать? Но лучше не рисковать зря. Поэтому – медленно, на цыпочках, ничего не трогая, никого не задевая…

– Обидно, – сказал Терешков-молодой, рассматривая потолок землянки. Он лежал на брезентовой раскладушке, закинув руки за голову. – Ну что ж. Позиционная война – тоже война. Да, было бы наивно думать, что можно так: за три дня создать лучшее будущее, а потом вернуться в Республику и заняться другими делами: строить, испытывать…

– Писать книжки, – подсказал Марков.

Он все еще не мог согреться, сидел под двумя одеялами и легким овчинным кожушком, пил горячий чай с медом и ромом, но все равно время от времени начинал стучать зубами.

– Хотя бы и книжки, – согласился Терешков. – Только мне это не по зубам, наверное… Но я о другом. Да, надо понять, что дело это будет долгим и трудным, требующим тебя всего и навсегда. Как… просто как жизнь. Да. Надо понять и принять. Я прав?

– Не знаю, – сказал Терешков-старый. – Моя бы воля, плюнул бы на все… а впрочем, нет, не знаю. Никто ж за шивороток не тянул… да сами все поймете. Вот: хотел бы, может, выбраться из всего этого, а – шалишь… держит. Не отпускает. И волен я тут что-то переменить или нет – уже и не разобрать. Так-то.

– Ну вот сейчас – что ты делаешь? – спросил Марков. – Сидишь здесь третий месяц…

– Жду, когда они кольцо начнут замыкать. Сейчас гробы расставлены такими маленькими группками, с промежутками – чтобы огонь, если вдруг почему-то загорится, на соседние не перекинулся. Разумная мера… Но я думаю, что вот-вот они решат отправлять все добро, потому что уже не помещается. Эх, ребята, не увидите вы, сколько здесь всего собрано…

3
×
×

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор