Выбери любимый жанр
Оценить:

За гранью долга


Оглавление


28

— Добро пожаловать в Последний Приют, ваше сиятельство граф Орман! Добро пожаловать в Последний Приют, граф Вэлш! Комендант королевской тюрьмы, мессир Жак Оттс к вашим услугам…

'…А через трое суток на площади Справедливости построили эшафот… — замогильным голосом рассказывала мне Вайона. — Причастных к заговору оказалось так много, что ими занимались восемь палачей. Четверо — из Последнего Приюта, трое — из Дна, а восьмым стал отец одного из трех телохранителей короля Вильфорда, погибших во время покушения. Жак Палач рубил головы от рассвета и до заката. Поднимая и опуская топор с неотвратимостью горной лавины. А когда последний заговорщик распрощался с жизнью, он снял с головы алый колпак, и оказалось, что его волосы стали белее снега…'

— Доброй ночи, мессир Оттс. — учтиво поклонился я.

— Разрешите один вопрос, граф… — пристально уставившись мне в глаза, поинтересовался Жак Палач. — Начальник охраны принца Ротиза утверждает, что его высочество убит вами. Это правда?

— Да… — кивнул я.

— Вы — Утерс. И не могли выехать из дому, не обещав своему отцу служить королевству не за страх, а за совесть… — скрестив руки на груди, хмуро сказал он. — Значит, должна была быть какая-то очень веская причина. Позвольте узнать, какая? Это не досужее любопытство, милорд: от вашего ответа зависит очень многое…

— Я понимаю, чем вызван ваш вопрос. Мне рассказывали, что смертные приговоры по делам, касающимся попыток покушения на членов семьи короля, приводите в исполнение именно вы. И я в курсе, что вы в великолепных отношениях с моим отцом… — кивнул я. — Однако в моем случае вам не придется подниматься на эшафот и рвать душу: принц был убит во время попытки принудить к сожительству неопоясанную дочь баронессы Церин. При этом присутствовало семь человек, так что сразу же после разбора дела в Королевском суде я спокойно покину стены Последнего Приюта…

— Что ж… Благодарю вас за содержательный ответ… А теперь позвольте принять ваше оружие, милорд… — поиграв желваками, негромко добавил он. — Это не более чем формальность: сразу же после суда я верну его вам в целости и сохранности.

Я молча снял с себя перевязь с мечами и метательными ножами, достал из ножен кинжал, вытащил из-за голенища засапожный нож и протянул все это добро мессиру Оттсу.

— Благодарю вас, ваша светлость… — начальник тюрьмы аккуратно сложил мое оружие на своем столе и жестом показал в сторону входной двери: — Прошу за мной, милорд! Я провожу вас в ваши покои…

'Покои в тюрьме?' — мысленно усмехнулся я. — 'Звучит интригующе…'

…Как оказалось, усмехался я зря: камера, которую выделил мне мессир Оттс, оказалась именно покоями! Две комнаты, богато обставленные мебелью, широченная кровать с балдахином, не прибитые к полу стол и стулья, большое зеркало у входной двери. В ней был даже закуток с отхожим местом — дырой в полу, в которой журчал ручеек!

— Что, удивлены? — криво улыбнулся хозяин Последнего Пристанища. — Это лучшие покои из тех, которые свободны, милорд! Знаете, за всю историю тюрьмы вы первый Утерс, который переступил ее порог по принуждению. Ничуть не сомневаясь в вашем слове, хочу сказать, что искренне надеюсь на то, что ваше пребывание здесь окажется максимально коротким. Располагайтесь. Поздний ужин… или ранний завтрак принесут через полчаса. Если вам что-то понадобится сверх того — постучите в дверь: меня позовут…

— Благодарю вас, мессир Оттс. А можно обойтись без позднего ужина? Честно говоря, за последние трое суток я не спал и десяти часов. И еще. Насколько я понял, мой оруженосец по имени Томас тоже будет ждать суда где-то в этих стенах. Могу я попросить вас отнестись к нему, как полагается? Он — дворянин из старого и довольно известного рода, и заслуживает уважения…

— Конечно, ваша светлость. Я выделю ему отдельную комнату и прикажу его покормить. Добрых снов, милорд!

— Благодарю вас, мессир Оттс! — вздохнул я, и, дождавшись, пока он выйдет за дверь, улегся на кровать и провалился в сон…

Глава 13. Десятник Вигор Гваал

Заместитель коменданта Запруды, сотник Ахим Лоут, оказался 'муравьем'. Худшим из всех, с которыми Вигор сталкивался за все годы службы. Десятичасовая пробежка по окрестностям крепости вместе с ним и десятком воинов Правой Руки, свободным от караула, оказалась самым тяжелым испытанием, которое пришлось пережить Гваалу за шестнадцать лет службы в армии. Уже через четыре часа после восхода солнца, 'защищая' очередной никому не нужный проход в скалах от слаженных атак черно-желтых, он проклял свое безумное счастье, не уберегшее его от службы под началом этого служаки. А так же начальство, отправившее его в Запруду, Ледяной хребет с его ущельями, почти непроходимыми тропами, каменными осыпями и скальными полками, по которым, оказывается, 'нужно двигаться бегом'. Свой неподъемный меч и доспехи, не спасающие от точных ударов тренировочных мечей 'противника'. И самого 'противника' — воинов из клана Утерсов, не знающих, что такое усталость.

К обеду, пробежав километров восемь по бездорожью и выдержав восемь или девять учебных боев, он вдруг почувствовал себя первогодком, не знающим, за какую сторону надо держать меч. И не способным выстоять даже двух минут в бою против умудренного опытом ветерана.

Подгибающиеся от усталости ноги не давали нормально перемещаться. Руки, налитые свинцом, казалось, поднимали не меч, а брус, закрывающий городские ворота в Арнорде. Сорванное дыхание не получалось восстановить даже во время бега без отработки элементов перестроений или атак. А ведь бежать 'просто так' удавалось не так часто — сразу же после 'обороны ущелья' они начинали отработку 'обрубания хвоста'. После него — оттачивали технику встречного боя с превосходящими силами противника. Потом — действия охраны каравана во время атаки из засады или что-нибудь еще.

3
×
×

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор