Выбери любимый жанр
Оценить:

За гранью долга


Оглавление


30

Снести сами стены тоже было невозможно: для того, чтобы их прочность на всем протяжении была одинаковой, строители убрали винтовые лестницы между ярусами в специальные пристройки со стороны внутреннего двора. В них же убрали и входы в потерны.

Значит, оставалось стрелять по защитникам и надеяться, что их число когда-нибудь закончится.

Увы, попасть в узкие бойницы третьего-четвертого ярусов из-за рва было под силу только очень метким стрелкам. Абсолютно не боящимся ответных выстрелов.

Для того, чтобы подстрелить тех, кто стоял на стенах Запруды, существовала единственная возможность. И для этого надо было находиться за стенами донжона: бойницы последнего рубежа обороны были направлены как раз на внешние стены. И воины, умудрившиеся на них забраться и укрепиться, превращались в идеальные мишени для тех, кто оборонял цитадель…

…Оценить обороноспособность самого донжона десятнику не удалось. Так же, как и обнаружить вход в наверняка имеющийся в Запруде подземный ход, ведущий куда-нибудь в горы — как оказалось, обязанности разводящих заканчивались перед дверями в цитадель. И три смены по два человека из числа воинов Правой Руки, несущих службу где-то внутри, должны были меняться без их помощи. Поэтому Гваал решил получить хоть какую-нибудь информацию от основного разводящего.

К вечеру второго дня, задав кучу наводящих вопросов, Вигор пришел к выводу, что донжон укреплен ничуть не хуже, чем внешние стены. И что все ключевые точки Запруды охраняются только проверенными в боях ветеранами. На вопрос о причинах этого не особо словоохотливый десятник ответил довольно-таки распространенно:

— Так было, есть, и будет. Волку плевать на мнения тех, кто сидит в столице. Он делает только то, что надо. И ничего больше…

…Волк, или граф Вильгельм Шорр, оказался 'муравьем' не только в отношении боевой подготовки личного состава гарнизона. Точно так же он занимался и порядком несения службы, снабжением Запруды продовольствием и сотнями мелочей, которые обычно сваливают на интендантов. Вскакивающий на ноги ни свет, ни заря и отправляющийся спать одним из последних, комендант прикладывал руку практически ко всему, от чего зависела обороноспособность крепости. Например, именно с его подачи к списку ключевых постов, кроме постов в донжоне и на Северной стене, отнесли и кухню с ледниками. Судя по рассказам черно-желтого, после того, как граф Шорр принял под свою руку гарнизон, зайти в хранилище продуктов без сопровождения сотника стало практически невозможно. Мало того, часовые, несущие там службу, получили указание рубить любого, кто попытается прикоснуться хотя бы к одному ларю с продуктами.

'Грамотно!' — подумал десятник. — 'Даже если враг зашлет сюда своих людей, для того, чтобы получить возможность отравить гарнизон, им придется ждать десятилетия. До момента, когда их сочтут своими. Значит, 'великим' завоевателям такой срок покажется слишком большим. И они либо попробуют взять Запруду нахрапом, либо попробуют добраться до Арнорда как-нибудь по-другому. Что ж, вывод однозначен: на сегодняшний день взять эту крепость действительно невозможно…'

Глава 14. Модар Ялгон

— …а потом я отвез баронессу Церин с дочерью домой… — закончив рассказ, Модар сжал зубы и на мгновение прикрыл глаза, пытаясь справиться с очередным приступом дикой боли в обрубке носа.

— Ялгон! Ты — идиот… — барон Велсер скрестил руки на груди презрительно усмехнулся: — Надо же было додуматься оскорбить представителя рода Утерсов! Да еще и дважды! Смотрю на тебя, и удивляюсь — вроде живой человек, а, по сути — труп…

— Кого-кого, а его я переживу точно… — стараясь не двигать губами, пробормотал сотник. — После близкого знакомства с топором королевского палача малышу Ронни будет не до меня…

— Зато память о нем ты сохранишь до последних дней своей жизни… — усмехнулся начальник тайной службы. — Как он там выразился, 'Держите нос… Если, конечно, он — ваш?'

- 'Держите… Ваш нос…' — Модар поморщился и чуть не взвыл от острой вспышки боли.

— Молодежь совершенно не умеет шутить… Поменять местами слова, и фраза бы прозвучала намного веселее… — хмыкнул барон Велсер. — Ладно, шутки в стороны. Займемся делом. Итак, что у нас получается? Как мы и рассчитывали, принц Ротиз скоропостижно скончался, а его убийца, — воплощение всевозможных добродетелей, символ чести, достоинства и крепости дворянского слова — со всеми свидетелями благополучно прибыл в Арнорд…

— Простите, что перебиваю, ваша милость, но в Арнорд прибыл не только граф и свидетели, но и этот паршивый оруженосец! А его в вашем плане быть не должно! Увы, убрать этого Томаса по дороге не удалось — кроме моих людей, каждую карету охраняли еще и воины милорда Тиррера…

— Если бы ты 'убрал' этого оруженосца, то лишился бы не только носа, но и головы… — тоном, не обещающим ничего хорошего, произнес барон. — Появление этого парня идеально укладывается в схему. И делает ее еще законченнее и красивее! Говоришь, его поселили у Палача?

— Да, ваша милость… Через две камеры от Утерса…

— Странное решение. И ужасно несправедливое — парнишка-то ни в чем не виноват! Принца убил его сюзерен. А он даже не обнажил меч. Или что у него там? Топор? В общем, надо выпустить его на свободу. И чем быстрее — тем лучше…

— Он ведь сразу же отправится в городской дом Утерсов! — воскликнул Ялгон, и тут же зашипел от боли.

— Да… А это — именно то, что мне нужно…

— Н-не понял?

3
×
×

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор