Выбери любимый жанр
Оценить:

За гранью долга


Оглавление


36

— Что меняет? — не понял я.

— Тот, кто играет против меня, учел очень много мелочей… — пробормотал его величество. — В частности, лишил меня связи с отдаленными гарнизонами…

— И что теперь? — вырвалось у меня.

— Ну, как тебе сказать? Сотник Пайк далеко не дурак. И понимает, что даже если его гонцы загонят лошадей, то все равно не успеют вернуться в Арнорд до твоей казни. Значит, все равно решение придется принимать ему самому. Именно поэтому в данный момент в ваш дом стягиваются все расквартированные в столице воины вашего рода…

— Он что, сошел с ума? — побледнел я.

— Нет. Он совершенно прав… — король пожал плечами и улыбнулся. — Он давал вассальную клятву твоему отцу, а не мне. Соответственно, сделает все, чтобы спасти его сына. Значит, завтра они придут на площадь Справедливости и попробуют отбить тебя у королевской стражи…

— Да, но… — дернулся было я, но, увидев повелительный жест его величества, заткнулся.

— Насколько я понимаю, их поведение просчитано заранее: три неубедительно лгущих свидетеля против слова Утерса — недостаточно веская причина для смертного приговора. Вернее, не так — для меня, убитого горем после смерти второго сына, — причина достаточная. А для тех, кому близок ты — нет. Кому-то очень нужно, чтобы ты умер на плахе, воинов Правой Руки порубила королевская стража, а твой отец…

— Сотня наших воинов легко вырежет весь столичный гарнизон… — криво усмехнулся я. — Так что тут они просчитались…

— Во-первых, в данный момент в городе всего тридцать ваших бойцов. Во-вторых, большинство дворян прибыло на Праздник Совершеннолетия с большой свитой. И со своими телохранителями. Например, те же Брейли взяли с собой восемь десятков отборных рубак. Официальная причина — преступность на дорогах… Чем все закончится, догадываешься?

— Чем? — подавленно спросил я.

— Я почему-то уверен, что 'полюбоваться на твою казнь' соберется как минимум пять сотен воинов, чьи сюзерены не заинтересованы в твоем спасении. Так что пробиться к эшафоту вашим воинам не удастся. А когда твой отец узнает, что тебя казнили, а все его воины перебиты моей стражей, он заявится в столицу. Со всеми воинами Правой Руки, включая тех, которые сейчас несут службу в приграничных крепостях…

— А если меня все-таки спасут, то он не заявится? — прищурился я.

— Нет. Что он тут потерял? Зато тогда к вам заявлюсь я. С армией… — усмехнулся король. — И, осадив Рожон, потребую у твоего отца выдать убийцу своего сына…

— И что это изменит?

— Все… — усмехнулся король Вильфорд. — Решительно все. Наверное…

Глава 17. Модар Ялгон

— Господин сотник! Простите, что прерываю вашу трапезу, но вас там спрашивает какой-то воин…

Дожевав мясо, Ялгон посмотрел на застывшего в полупоклоне хозяина 'Белого единорога' и поинтересовался:

— Шрам на лице есть?

— Да, ваша милость! Справа… То есть на его левой щеке… От угла глаза и до подбородка… — сконфуженно поправился мужчина.

— Веди… И проследи, чтобы ни одна живая душа не приближалась к этому кабинету до тех пор, пока я тебя не позову…

— Как скажете, ваша милость! Будет сделано, ваша милость… — затараторил трактирщик, потом пару раз поклонился, и, увидев, что Модар свел брови у переносицы, мгновенно сорвался с места и исчез.

А через пару минут в небольшой комнатенке, отделенной от общего зала увешанными коврами стенами, бесшумно возникла закутанная в плащ фигура.

— Ну, и как дела? — не тратя время на приветствие, спросил сотник. — И почему так долго?

— Нормально, ваша милость… — ухмыльнулся Ченк, откинув капюшон. — Сразу после Дворца Правосудия они завалились в 'Вертел'… Как водится, выпили… Ну, и что-то не поделили с отдыхавшими там людьми графа Брейля… В общем, вступить во владения своими поместьями им уже не суждено. А долго потому, что к ним никак не удавалось прицепиться — они упорно не реагировали ни на подначки, ни на 'неловкость' проходящих мимо воинов, ни на насмешки. В общем, пришлось ждать, пока они уговорят второй кувшин вина и в них взыграет дворянское самолюбие…

— Ясно… Бумаги-то забрал? — поинтересовался сотник.

— Естественно, ваша милость… И оба кошелька с золотом — тоже… Правда, из одного я забрал себе те четыре золотых, которые пришлось отдать бело-голубым для того, чтобы они согласились поиздеваться над нашими 'счастливчиками'…

— Бумаги — сюда. Один из кошельков можешь оставить себе. Тот, в который ты уже залезал… — хмыкнул сотник, и, дождавшись, пока воин вложит в его руку оба свитка, не глядя, убрал их за обшлаг колета. — А что с этим мерзавцем Джеро?

— Как вы и приказали, отправил вдогонку за обоими дворянами… — пожал плечами Ченк. И, увидев, что сотник хмурится, поправился: — Я имею в виду, на тот свет, ваша милость! Кстати, он так и не протрезвел…

— Ублюдок… — с хрустом сжав кулаки, прошипел сотник. — Это надо же было так напиться?! И когда? В ночь перед королевским судом!

— Ну, судя по слухам, вам удалось обойтись и без него… — пожал плечами воин. — Весь город обсуждает завтрашнюю казнь…

— Да! Но чего мне это стоило? — возмутился Ялгон. — Когда я увидел, в каком состоянии находится эта тварь, меня чуть удар не хватил! Хорошо, я увидел из окна того несчастного поросенка и вовремя сообразил, как выкрутиться из создавшейся ситуации…

— А что, в комнате свидетеля нашли кровь. Тело исчезло. Какие могут быть варианты? Только один: убийца баронессы Церин и ее дочери убрал еще и трактирщика… — ухмыльнулся Ченк. — Лишний камень на чашу весов против графа Утерса. Вы настоящий стратег, ваша милость…

3
×
×

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор