Выбери любимый жанр
Оценить:

Ангелы Миллениума. Игрушка наудачу


Оглавление


66

— Все погибли случайно. Все, кто имел с этой гадостью дело. Пашка мечтал построить дом, пазлы сложились в дом и угробили его. Женька мечтал о великолепном банковском офисе, пазлы сложились в офис и угробили его! Около банка его и взорвали. Лешка Черныш мечтал о крутой тачке — и они его тоже убили. А Мишка… он все понял и захотел остановить эти смерти на себе. Добровольно пошел в огонь. Решил, что, если пожертвует собой, то череда смертей на нем закончится.

— Как это на него похоже, — прошептал отец Никодим.

— Если со мной что случится, — тоном приказа сказал Валентин, — эту дрянь, — тряхнул он пакетом, — зарыть как можно глубже и забыть место, в котором зарыли. Главное — руками ее не трогайте. Тогда, может быть, отстанет.

В глазах Дашки заблестели слезы. Девушка поспешно прикусила губу, чтоб не разрыдаться.

— Вот еще что, отец Никодим. Члены последней секты, в которую внедрился Мишка, следили за его родителями. Думаю, они сумели его расколоть и искали изобличающие их документы. Могут выйти и на вас. Я, собственно, за этим сюда и ехал, чтобы предупредить. Может, вам охрану приставить?

— Не надо. Кто предупрежден, тот вооружен. Я еще не все спецназовские навыки утратил.

— Запишите на всякий случай мой телефон. Если что, звоните.

Не успел стажер продиктовать номер своего мобильника, как под вой сирен к воротам подкатила группа машин, из них выскочили спецназовцы с автоматами и, прикрывая друг друга, ворвались на церковный двор.

— Ну вот, коллеги пожаловали, — вздохнул Валентин, глядя на взбешенного Стаса, решительно шагавшего в их сторону. — Слышь, Дашка, мученическая смерть на кресте мне не грозит, я до костра не доживу. Твой братец меня раньше убьет.

19

Конспиративная квартира теперь напоминала проходной двор. Валентина охраняло практически все крыло в полном боевом облачении. В целях все той же конспирации, специально для соседей, играла не очень громкая, ненавязчивая музыка, говоря им о том, что молодая пара, недавно заселившаяся сюда, устроила обычный сабантуйчик. Соседи искренне считали, что квартира в целях экономии куплена какой-то московской организацией для своих специалистов, частенько приезжавших в Рамодановск по делам фирмы в командировку. Дескать, это было гораздо дешевле, чем оплачивать гостиничные номера. Разумеется, одним только крылом Стас не ограничился. Весь прилегающий к дому квартал был утыкан машинами с тонированными стеклами, в которых неизвестно чего ждали мускулистые ребята, на крышах домов — нет-нет да блеснет оптика снайперского прицела. В кустах, на газонной травке рядом с детской площадкой, расположились три одиозные личности и культурно отдыхали за бутылочкой «Смирновки», разбулькивая ее по граненым стаканам. Около одной из этих бородатых личностей стояли три пузатые двухлитровые пластиковые бутылки «Толстяка», но, судя по ароматам из них, там было явно не пиво. И что интересно, никто из прохожих их не видел и не слышал. Все трое великолепно умели отводить глаза и наводить полог неслышимости. Слышали их только обитатели конспиративной квартиры, так как Стас приказал держать постоянную связь, чтобы добропорядочные, теперь уже легальные, эмигранты из других миров могли вовремя подать сигнал опасности. Генеральный инспектор полицейского управления шестого сектора измерений полковник Эльгард свое обещание выполнил и снабдил бывших нелегалов лицензиями. Около дома бродили влюбленные парочки, в которых Валентин опознал бы кое-кого из родной конторы, разумеется, если бы ему позволили выглянуть в окно, но ему этого делать не позволяли. Окна были плотно зашторены. Конспиративная квартира была на осадном положении, хотя ее, похоже, никто не собирался штурмовать. Стас прекрасно понимал, что это глупо, но ничего другого пока просто придумать не мог, а потому, как и положено хорошему начальнику, срывал злость на своих подчиненных.

— Тебе! — ткнул он пальцем в сторону Полковника. — Как начальнику крыла, выговор! Тебе! — указующий перст нацелился на Дашку. — Как куратору, выговор! И если со стажером что-нибудь случится до того, как я его уволю, — обоих понижу в звании! У вас под носом необстрелянный пацан, пороху не нюхавший…

— Ну я бы так не сказал… — обиделся Валентин.

Стажер сидел в углу, вжавшись в кресло, и косился на артефакт, стоявший в самом центре обеденного стола. Около него хлопотали эксперты в защитных перчатках, надетых по настоянию Валентина. Юноша категорически отказывался передать им игрушку, пока они не предпримут мер безопасности, утверждая, что прямой контакт с незащищенной кожей смертельно опасен. Его послушались.

— В наших делах ты еще пацан! — рявкнул Стас. — В конторе без году неделя, десяти дней еще не прошло, как корочки получил. Тебе было приказано артефакт оставить здесь! Почему ослушался приказа? Зачем потащил с собой?

— Он за нас боялся, — шмыгнула носом Дашка, — вбил себе в голову, что если ее кто коснется, — помрет… рано или поздно.

— Ну рано или поздно мы все помрем, — рассудительно сказал Батюшка. Константин сочувственно смотрел на сестренку Стаса. — История знает лишь один случай бессмертия, да и тот библейский. Вечный жид, согласно Евангелию от…

— На жертве лицо проявилось, — сообщил один из экспертов.

Дашка первая кинулась к столу. За ней потянулись остальные члены неполного крыла.

— Вот и говори теперь, что Херувим не прав, — удрученно вздохнул Колдун, сравнив черты лица фигурки с лицом стажера.

— А может, его пристрелить? — внес предложение Знахарь. — Это ведь не так мучительно, как на костре…

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор