Выбери любимый жанр
Оценить:

Противостояние: Время в наших руках!


Оглавление


31

- Сержант - я продемонстрировал корочки - там в кафе сидит парень в гражданке, американец. Он сейчас хорошо выпил. Присмотри за ним, ладно? Он только что с фронта, и видел там много всякого. В общем боюсь может начать слегка бузить. Ты в этом случае - будь с ним по возможности помягче.

- Так точно товарищ капитан госбезопасности - подтянулся парнишка.

Я кивнул, и пошел дальше к Кремлю.

- Ну о том что они зверствуют - я уже знаю. Не новость. - вождь попыхтел трубкой, изображая из себя локомотив, сделал кружок по кабинету и продолжил - за это они еще ответят. Но вызвали мы тебя не поэтому.

Есть сведения, Ярослав, что на фронте стали мелькать всякие немецкие, как ты там это называл... "Вундервафли", да. Я думаю, что было бы неплохо тебе покрутится около передовой. Посмотришь что на самом деле есть нового, может возникнут какие-то идеи. Заодно приготовишь мне полный отчет обо всем что увидишь. Считай будешь моим порученцем.

Все документы уже подготовлены, на выходе заберешь их у Поскребышева.

Машина за тобой зайдет в час ночи. Отвезет в тушино, на аэродром. На месте - тебе уже готов сопровождающий и транспорт. - Сталин сел за стол и принялся за бумаги, давая понять что разговор окончен.

- Есть товарищ Сталин! - я щелкнул каблуками, и все еще недоумевая от странного задания вывалился из кабинета.

Сборы, дома, я поручил выспавшейся супруге, а сам отправился давить подушку.

Уже в дороге, в самолете - я ознакомился с документами и пришел в тихий ужас. Не знаю зачем, но ИВС вручил мне по сути те же права, которые в книжке Конюшевского были вручены его литератрным аналогом - аналогу моему. Проблема в том, что в отличии от Лисова - я даже близко не был "военным от мозга до костей", так что мучали меня сомнения что я смогу адекватно воспользоватся полученными полномочиями.

При этом - было непонятно чего от меня ожидает Сталин: то ли того, что я немедленно брошусь причинять добро, размахивая документами, то ли, что я их даже ни разу не достану. Подумав - я пришел к выводу, что оптимальная стратегия, состоит в том, что бы пользоваться ими максимально широко, но только в пределах поставленных вредным ИВС-ом задач. В частности - для сбора сведений и материальных "артефактов", связанных с немецкими вундервафлями.

Ну а на прифронтовом аэродроме - меня уже ждал Зорькин, со своим "газом-61"... И у меня, честно говоря, все заморочки о сталинских интригах вылетели из головы после первого же километра. Судя по всему - в настоящий момент, я ехал в одной машине с Папой Всех Шахид-Таксистов.

Надо добавить что Зорькин был просто хрестоматийным казаком, с характрными усищами, фихром и задорной физиономией, и, подозреваю, в данный момент представлял себя не меньше чем в кавалерийской атаке в составе конницы Буденного, или где там еще красные казаки себя показали?

...Честно говоря, меня так растрясло, что я даже не успел заметить тот момент, когда по колесам нашей машины ударило очередью, "газик" занесло, протащило юзом и впечатало кормой в дерево, а из канавы нам на встречу, пригнувшись скользнула размазанная фигура в камуфляжном халате, и с МП-40 в руках....

Глава 4

Из небытия я вынырнул рывком. Не было описываемого в книжках включения одних чувств за другими. Просто, секунду назад я видел перед собой человека с МП в руках, затем какой-то провал, а сейчас я вижу перед собой чье-то оскаленное лицо и чувствую отвратительный запах давно не чищенных зубов. А, и еще жуткую боль.

Это - привело меня в чувство окончательно. Боль была неилюзорной, и похоже, это был ожог. К слову - как обычно в критической ситуации, сознание ушло в этакий отстраненный режим. Потом, когда ситуация будет разрешена - будет и жесткая тахикардия, и слабость во всем теле и много иных, веселых последствий. Но конкретно в критический момент - "в багдаде все спокойно". Мысль о том, что "потома" может и не быть - в голове постаралась не задерживаться.

Нависшая надо мною харя рыгнула, и на неплохом русском, но со странным, шипящим акцентом поинтерсовалась:

- Ну что, краснопузый, очнулся, или еще щетинку подпалить?

- Поляк? - почему-то этот вопрос меня интересовал куда больше чем тот факт, что я, судя по всему, попал в плен.

- Поляк - ощерился диверсант. Судя по голосам неподалеку - он был не один. Правда ничего, что произошло между засадой и моим пробуждением я вспомнить не мог, так что о численности мог судить разве что по звукам. - что, краснопузый, страшно?

- И какого ответа ты ожидаешь? - не то что бы меня тянуло на геройство, просто вопрос был из разряда идиотских. Надо сказать, что мой визави тоже слегка подвис.

- Имя, фамилия, звание. Откуда и куда направлялся!

- Ярослав, капитан госбезопасности, с аэродрома на фронт - скрывать очевидные ответы смысла я не видел. Все это были вещи и без того понятные. Впрочем от небольшой шпильки я не удержался. - солнце встает на востоке, волга впадает в каспийское море. Вроде бы.

Ответ в виде очень чувствительного удара кулаком с кастетом по почке - ждать себя не заставил.

- Я сказал ФАМИЛИЯ!

- Уф... Да.. Данилов. Владимирович. - я решил не дожидаться нового тычка. Опаленный бок - саднил.

- Хорошо. Я смотрю на сей раз нам разговорчивый язык попался.

- А смысл нарываться? Вы меня так и так кончите, но в одном случае я помучаюсь, а во втором - все пройдет, надеюсь, быстро.

- Какой расчетливый попался! - Поляк даже хлопнул пару раз в ладоши. - ну давай тогда продолжим разговор. Как насчет аэродрома? Где? Что за авиация там была?

- Я, как бы, не летчик ни разу. Прилетел ночью, сел в автомобиль, проснулся только когда стрелять начали. Оймля.... - нож диверсанта прошелся по щеке, оставляя глубокую борозду. Судя по ощущениям - точил он этот нож задолго до войны, если вообще дошел до этого. Не схлопотать бы заражения крови.

3
×
×

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор