Выбери любимый жанр
Оценить:

Противостояние: Время в наших руках!


Оглавление


38

...В окопе, мы с сержантом появились очень вовремя. Как раз, что бы обеспечить решающее преимущество нашим ребятам. Особенно отличился дюжий украинец из разряда "в крынку нэ лызе". Парнишка орудовал дегтяревым с погнутым стволом, как дубинкой. Я помнится как то эту бандуру поднимал в руках. Проникся уважением к пулеметчикам. А этот - махал ей как веточкой ивовой. Немцы, надо сказать, от такого сами слегка прифигели, так что наши с саржем два ствола - поставили на них жирную точку.

Дальше мы все вместе очищали наши позиции от немчуры. А немчура и поляки - все не кончались. Помнится на меня выскочил какой-то отмороженный жолнеж с шашкой наголо. Я от такой наглости впал в легкую прострацию и вместо выстрела - засадили ему кирзой в грудину. Как ни странно - помогло. Видимо габариты сказались. Пшек улетел к стенке, а мгновением спустя был вколочен в нее васильковским пулеметом. В смысле - физически вколочен. А потом, все тот же Василек (это этого громилу так звали - представляете?) прикрыл меня от четырех немцев, приняв все что шло мне. А у меня, как назло - заклинило чертова Шпагина. Тут я впервые увидел как умеет "писать" ножом, невесть каким чудом попавший к артиллеристам американский рейнджер. Сарж перескочил через падающего Василька бешенным бультерьером и врубился в немцев.

Вообще когда оцениваешь почти любой бой задним числом понимаешь, что в нем море совершено бестолковых элементов. Моментов, когда можно, да и нужно было бы действовать ну СОВСЕМ иначе. Так, саржу было совершенно не нужно лезть в рукопашку. У него в томи, патроны далеко не закончились. Это стало ясно уже пару мгновений спустя. Да и вообще - рукопашка в бою возникает, как мне кажется, не столько потому что противники оказались без огнестрела по тем или иным причинам, сколько когда адреналин и взимная ненависть сражающихся пробивает какую-то запредельную планку.

Во всяком случае - я рукопашки видел куда больше, чем это можно было бы объяснить логически.

Окопы мы держали минут 20, потом к нам полетели гранаты, и пришлось отходить.

Я бежал последним - устал, непривык к таким режимам. И вообще - я НКВДшник! Где мои зеки, которых я охранять должен, согласно изысканиям либеральных историков! Фигли я на передовой то делаю???!!!!

Короче, во время этого самого отхода, какая-то скотина решила пострелять по подвижным целям из пушки. Не попали, конечно. Но мне хватило и просто близкого разрыва. Меня швырнуло в сторону бетонной стенки какого-то из наших фортификационных объектов, причем - строго головой. Я еще успел в полете отметить как удачно я лечу, после чего свет вспыхнул и померк.

...В принципе - я четко понимал что в таком состоянии встать у меня не выйдет. Шум боя - все еще был. Видимо - стороны не успокоились. Обидно, но насколько у меня хватало соображалки - шумело со стороны наших позиций второй линии обороны. Радовало, что линия Карбышева еще держалась. Не радовало то, что немцев еще не отбросили.

В любом случае, оставаться под чистым небом в конце осени 40-го года на ночь - было идеей крайне сомнительной. Следовало так или иначе - добраться до ближайшего нашего хоть каплю уцелевшего блиндажа. Там можно согреется и хоть немного разобратся в ситуации. Да и просто отлежатся - первое дело при сотрясении. Тем более что магнезии в местном сервисе явно предусмотрено не было, а стабилизировать состояние надо хоть как-то. Собравшись с силами, я рывком оторвал голову пожертвовав некоторым количеством волос. От усилия - меня снова заколбасило. Наверное я на несколько секунд опять потерял сознание, потому что голова оказалась на земле.

На сей раз я постарался встать на четвереньки более-менее аккуратно. Получилось.

Штормило, конечно, знатно. По полной программе штормило, что уж там. Тем не менее - со скоростью подыхающей улитки - я пополз к более-менее сохранившемуся (если мне конечно не показалось) блиндажу.

Правая рука-левая нога-правая нога-левая рука. Повторить. Простенькая программка, помогала мобилизовать организм. На большее - меня не хватало.

Возможно поэтому я пропустил момент, когда по мне мазнул луч чьего-то карманного фонаря. Затем послышалась команда "Хальт", на которую я отреагировал вполне естественным образом. В смысле хлопнулся на бок, выдернул из кобуры чудом сохранившийся "токарев" и попытался выстрелить на голос. Подбил Малую Медведицу. Зачем-то. Затем, как-то без перехода получил хороший удар по ребрам. Пистолет улетел куда-то... Куда-то туда. Хрен его знает.

Следующий удар был в голову, но я как то умудрился подставить плечо. Было очень больно. Затем над головой клацнул затвор карабина маузера, в лицо ударил поток света, в котором я увидел огромное нарезное жерло этой ручной пушки. Собственно - я еще даже успел подумать, что те, кто пишет что у нее калибр 7.92 нагло врут, и как минимум ставять запятую не туда....

Глава 10

Ад оказался не геенной огненной с котлами со смолой и стонами мучимых грешников.

Ад оказался местом, наполненным ледяным холодом и невероятным, высасывающим остатки сил голодом.

Грешники и безгрешные, все попавшие сюда - не кричали от мук. Сил не было кричать у большинства.

Охрана, как и положено демонам - вверенных ей, за людей не считала, механически выполняя свои функции.

В аду - не было времени. Я не мог сказать прошел день или год. Я лишь знал, что с момента, когда над моей головой раздался звонкий щелчок бойка по капсулу - я попал в это вневременье бесконечного холода и голода.

Сперва - я балансировал на грани сознания, большую часть не-времени, проводя в спасительном небытие. Но постепенно, молодой организм брал вверх и я стал выкарабкиваться. В нечеловеческих условиях "сортировочного" лагеря военнопленных - наверное главным фактором моего выживания, оказались простые русские и американские ребята, которые возложили на себя миссию выходить раненного "красного командира".

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор