Выбери любимый жанр
Оценить:

Попытка говорить 1. Человек дороги


Оглавление


2

Очередной морок, не более.

Как правило, смертные маги усердно развивают лишь одну из граней своего дара. Плюс такого подхода – возможность приблизиться к совершенству всего за век-полтора. Вдобавок и серьёзным потенциальным клиентам, от Высоких кланов до аристократии, чаще нужны грамотные специалисты, а не универсалы вроде меня, умеющие много, но по-настоящему не умеющие ничего. Минус узкой специализации – скудость арсенала (или ограниченность, если угодно).

Так как я начал формирование заклятия, идеально подходящего для борьбы с иллюзиями, сразу, как только увидел первый морок, мой ответ на явление Серпоносцев оказался мгновенным. Почти. Хотя призыв из Глубины даже плохонького образа Зеркала Истины занимает секунды.

Несовершенные, но зато весьма широкие магические познания в сочетании с точным расчётом вновь помогли мне выкрутиться. Попав под действие образа Зеркала, мороки Серпоносцев не исчезли. Всё же их, пусть в большой спешке, сотворил мастер, а моё заклятье оставляло желать лучшего. Зато удары иллюзорных серпов уже не могли покрошить меня на куски, а могли, самое большее, расцарапать кожу до крови. Для выживания – достаточно.

Сотворить ещё что-нибудь, что угодно, мастер иллюзий просто не успел. Испугаться – тоже. Ему я без затей снёс голову ударом ладони.

Хорошо иметь скорость вампира, помноженную на вампирскую же силу.

Спустя две или три минуты всё было кончено. Почему так долго? Да потому, что горе-охотнички пытались разбежаться в разные стороны. Пришлось ловить. Насытившегося на месяц вперёд Двойника я отправил обратно в виртуальный склеп, осмотрел себя и грязно выругался. Сам-то я в заварушке уцелел, но одежда… кошмар!

Положим, кровь и грязь ещё как-то можно отчистить, тем более что соответствующие формулы я помню. Но вот дыры, разрывы и разрезы… я ругнулся снова. Будет не так-то просто объяснить, каким образом я остался жив и здоров, получив столько ударов за раз. Тот домен в Пестроте, где я сейчас нахожусь, населён людьми, и это создаёт мне проблемы. Другие виды разумных редко так же склонны к мнительности и немотивированной агрессии. Их враждебность, как правило, имеет ясную конкретную причину, а настроения и реакции куда однозначнее.

Ладно, разберёмся.

Я снова заглянул в Глубину, исследуя окружающее более тщательно, чем в горячке боя. Искал я, как нетрудно догадаться, свидетелей состоявшейся разборки. Мне совершенно не нужно, чтобы кто-нибудь из местных пейзан, уйдя в лес за хворостом, вернулся домой с леденящей душу историей о порождении Мрака, перебившем у дороги несколько вооружённых людей. Внимания со стороны Попутного патруля, загребущих лап инквизиции и несравненно более опасных ищеек риллу мне до сих пор удавалось избегать – пусть так оно и останется.

Вопреки надеждам, свидетель моим подвигам нашёлся.

Но боги и демоны! Что это был за свидетель!

Она лежала в полусотне шагов от дороги. Связанная. Да притом не абы как, а заговорёнными стальными струнами, способными за попытку вырваться рассечь пленнику плоть до самых костей. В рот был довольно туго забит кляп. Перед тем, как прикрутить ей лодыжки к локтям, охотники за рабами сняли с неё одежду. Всю, до нитки. И, вероятно, сожгли. А жаль: я давно уже хотел посмотреть, во что одевают своих женщин хилла. Ибо пленница работорговцев принадлежала именно к этой расе троюродных родичей властительных риллу – лишённой Тихих Крыльев, малочисленной и вроде бы медленно вымирающей, но…

- Сейчас я освобожу тебя, – сказал я ей, используя искусстволамуо.

Хилла крупно вздрогнула. Сморщила узкое большеглазое лицо в гримасе, которую никто не назвал бы человеческой. Да, бледная кожа её походила на змеиную, а на теле, имеющем почти человеческие пропорции, не росло ни единого волоска; но нечеловеческой её гримасу делали мимические мышцы, у людей отсутствующие как класс.

Хотя кляп я уже достал, ответа словами с её стороны не последовало.

Касание стальных струн пальцем. Сладить с прокованным в сталь заклятием было задачей не по моему искусству. Но этого и не требовалось, так как я умею кое-что иное. Образ, который я вызвал в своём сознании, был очень конкретен и ярок. Я представил себе кристаллическую решётку сплава железа с углеродом, в просторечии именуемого сталью. А потом представил, как эту структуру атакуют молекулы кислорода и воды.

То, что я хотел сделать, отличалось от манипуляций местных алхимиков сильнее, чем программирование на ассемблере с его прямым обращением к машинному коду отличается, скажем, от программирования на "Турбо-Паскале". Вот так, наспех, управляя простейшими химическими реакциями исключительно при помощи воображения, я не могу провести ни одного мало-мальски сложного синтеза – я ведь, в конце концов, знаю химию весьма посредственно. Зато простые разрушительные воздействия на этом уровне прошибают любую защиту высокого уровня, даже напоённую энергией до предела. Ибо ломать – не строить.

Результат можно было увидеть невооружённым взглядом.

Ржавчина. Распад.

Прах.

Всего несколько секунд спустя путы на хилла рассыпались рыжим порошком. Разумеется, вместе с тем отточенным сплавом заклятий, который был на них наложен. Путы стоили в золотом эквиваленте больше, чем весили сами, но жалеть о потеретакого артефакта? Ещё чего.

- Ты свободна, хилла, – сказал я. – Ступай к своим сородичам.

Я встал и уже хотел отвернуться, чтобы продолжить путь, когда бывшая пленница впервые подала голос.

- Кто ты?

- Меня зовут Рин. Можешь звать меня просто Бродягой.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор