Выбери любимый жанр
Оценить:

Достойны ли мы отцов и дедов-4


Оглавление


20

— Здорово, командир. Как спалось?

— Да нормально. Какого… я тут лежу?

— Да тебе в машине хреново стало, сознание потерял, вот в срочном порядке и отволокли тебя сюда. Кстати генеральская палата и есть даже симпатичные медсестры. Видел бы ты как они на наши 'комки' пялились.

— Хм. Как мне казалась, да и документально подтверждено что вы, товарищ прапорщик, пялитесь исключительно законно на девушек-снайперов и только в рамках семейного законодательства.

— Ну, так кто спорит. Я может аппетит нагуливаю, а есть то все равно дома буду! Во, как…

Но потом, сразу стал серьезен и деловым тоном спросил:

— Ты вообще как, командир?

— Да не очень. Пинали эти уроды со знанием дела.

— За что и наказаны.

— Это меня не радует, надо было их выпотрошить, узнать кто у них там такой Хозяин. Давай, докладывай что у нас тут по обстановке и где мы сейчас?

— Это госпиталь черноморцев. Отдельная палата, в соседних лежат наши ребята. Местная братва из контрразведки тут всех зашугала и охрана размещена по всему зданию. В общем, как я понял, тут Берия всех в позу ротного пулемета поставил так, что уже никто не пикнет.

— Ребята?

— В школе разместили. Я с ними периодически по рации связываюсь — там все нормально. Покормили, обогрели. Ну, в общем, жить можно.

— А Лебедев?

— Ничего не известно, вроде как ведут поиски, результаты даже если есть, нам пока не сообщают. Пока ждем прилета человека Берии с особыми полномочиями, чтоб разрулить ситуацию.

— Ага, Судоплатова. Опять его отправили. Это может и к лучшему, а то не контакт с предками, а какой-то шпионский боевик с элементами мистики и квеста. Что-то мне уже это надоело.

Санька фыркнул.

— А как по мне, так прикольно. Это все лучше нежели лазать по развалинам и искать нефонящие консервы и отлавливать бандюков-отморозков.

— Что прав, то прав. Кстати, а тут кормят?

— Да, командир, ты точно на поправку идешь. Сейчас что-то соображу, да и сам не против перекусить.

Он быстро исчез за дверью, не прошло и минуты, как он довольный вернулся:

— Все нормально. Сейчас организуют.

— Кстати, а сколько времени то по местному?

— Да уже обед прошел.

Но вместо обеда появилась женщина-врач, которая деловым тоном опросила, прощупала, послушала, задала несколько вопросов о самочувствии. Все это делалось подчеркнуто нейтрально-профессионально без всяких эмоций. Я, сидя в кровати, с интересом рассматривал этот необычный персонаж. Это была женщина, даже не женщина, а девушка лет двадцати пяти — тридцати, невысокая ростом, фигуристая с черными волосами, спрятанными под докторскую шапочку. Не смотря на сильный запах мыла и резины, который она распространяла вокруг себя (видимо она была хирургом) стойко ощущался аромат фиалок, что придавало особый шарм и пикантность этой девушке.

Сидящий в сторонке Санька, заметил мой заинтересованный взгляд, понимающе улыбнулся и подмигнул, мол, все мы такие, любители нагуливать аппетит.

Я не выдержал, улыбнулся, чувствуя, как болят разбитые губы и спросил:

— Товарищ военврач, а как вас зовут?

Она подняла глаза, и я почувствовал холод ее взгляда.

— Это не важно, товарищ майор.

— Ну все же?

— Военврач Воронова. Достаточно?

Тон, каким это было сказано, сразу дал понять, что дальше общаться девушка не хочет.

Провозившись со мной еще минут пять, она дала рекомендации о покое, что-то там прописала и после того как покинула палату, Санька озабоченно выдал:

— Серьезная девушка. Видимо у нее есть претензии к нашей 'крыше': кого-то в ее жизни задела 'кровавая гебня'.

— Возможно. Кстати, а когда обед то будет?

Как бы в ответ на мое возмущение открылась дверь и в палату вошла пожилая женщина в белом халате и косынке и внесла несколько тарелок, к которым сразу обратились взгляды двух изголодавшихся по нормальной пище пришельцев из будущего.

Глава 5

Двигатель бронетранспортера равномерно урчал, наполняя корпус боевой машины вибрацией и теплотой, благодаря которым БТР воспринимался как друг и товарищ. Покачиваясь на ямах, он быстро двигалась по трассе, оставляя за собой просторы степного Крыма, где чахлые остатки снегоудерживающих лесопосадок еще отмеряли границы бывших когда-то колхозных полей. Теперь этот мир был мертв, и только бетонная конструкция с изображенным солнцем, реклама какого-то совхоза-винодела, напоминала о том, что здесь когда-то было тепло и светло. Именно в такие минуты Олег Дегтярев с грустью понимал, что возврата к прошлому миру уже не будет.

Они старались продвигаться по ночам, пользуясь приборами ночного видения, а днем затаивались где-нибудь в развалинах, внимательно осматривая окрестности и сканируя радиоэфир. К общему удивлению где-то еще теплилась жизнь: пару раз перехватывали радиопередачи тактической связи, видели машины и даже один раз чуть не столкнулись с группой поисковиков, что никак не входило в их планы. Спецназовцы, рассредоточившись, через разбитые окна полуразваленного дома, сопровождали прицелами гранатометов пару уродливых машин, приспособленных для передвижения в этом сошедшем с ума мире, но все обошлось, их не заметили, и не пришлось тратить драгоценные выстрелы и гасить человеческие жизни, которых осталось не так уж и много…

Реально, если ехать без остановок, до Одессы можно добраться в течение дня, но Дегтярев разбил маршрут на три этапа и, достигая очередного рубежа, затаивался, пережидая дневное время суток.

Остатки его команды, прекрасно понимали командира, не роптали и спокойно относились к такому режиму движения, всецело доверяя майору. А вот у Дегтярева на душе скребли кошки и он, оттягивая приезд на базу, пытался найти выход из сложившейся ситуации. Серега Оргулов был его другом, с которым связывали давнишние, еще довоенные отношения, тем более дружили семьями, а тут по сути дела приходится работать против него…

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор