Выбери любимый жанр
Оценить:

Беглец


Оглавление


32

Молодой дубок, всего в пару обхватов, упал перебитый молнией, не так уж давно. Листья его подсохли, но еще не успели опасть. Толстый пень, оставшийся торчать из земли, расщепило почти пополам и упавший ствол, продолжая цепляться за него остатками волокон, раскрыл эту трещину подобно навостренному капкану.

Уж не знаю, что пыталась эта зверюга выцарапать из трещины, но хрупкое равновесие оказалось нарушено и ловушка захлопнулась, зажав обе передние лапы.

Я поднялся и подошел, разглядывая страдальца. Зверюга взвыл, хлеща себя по бокам длинным хвостом и скаля устрашающие клыки. Красавец! На первый взгляд здорово напоминает обычную пантеру, вот только шерсть необычно густая и длинная, словно у ухоженного домашнего котяры, при каждом движении дает отблески металла. Да и прижатые уши, не круглые, а треугольничком, плюс лохматый хвост? довершающий картину.

Не особенно крупный, чуть побольше большой собаки. Как видно совсем молодой, потому и в ловушку залез. Жаль зверюгу.

Я осторожно попятился. Меня ждало задание.

Зверь, вдруг, прекратил хлестать хвостом и жалобно мяукнул. Из круглого золотистого глаза выкатилась крупная слеза. И я не смог его бросить.

Пробежавшись по ближнему лесу, я нашел все, что мне было необходимо и вернулся, неся несколько наскоро выструганных клиньев из мягких и твердых пород дерева и солидную дубину, способную сыграть роль молота.

Зверь зарычал при моем приближении.

— Молчи дурак! Для тебя же стараюсь! — Я, не обращая внимания на оскаленные клыки, присел рядом с ним, внимательно разглядывая пень.


Ага, вот оно! Тоненькая, едва ли толще человеческого волоса, трещинка. Нормальный человек ни за что не обратил бы на нее внимания, но именно она мне нужна. Я сделал надсечку ножом, выбрал подходящий клин из своего набора, вставил его в надрез и встал с дубиной в руках. Умная зверюга прекратила рычать и теперь стояла смирно, словно понимая, что ей пытаются помочь. Даже морду отвернула, освобождая мне пространство для удара. Я взмахнул пару раз дубиной, примериваясь, потом хорошенько прицелился и врезал по клину, изо всех сил. Пень взвизгнул, словно живое существо и распался на четыре части, раскрываясь подобно диковинному цветку. Зверь рванулся, прыгнул в сторону и тут же упал. Окостеневшие лапы, израненные в бесплодных попытках освободиться, отказались повиноваться.

Я не стал к нему приближаться. Я сделал для него все что мог. Я не святой, ходящий за больными животными. Пусть дальше выпутывается сам.

5

Через реку я перебрался без осложнений и сразу двинулся дальше. Правда теперь я двигался значительно осторожнее, ведь здесь начинается вражья земля. Счастье еще, что таны страстные поклонники охоты, запрещают крестьянам трогать леса на своих землях. В полях было бы значительно сложнее оставаться невидимкой.


Я шел всю ночь и часть следующего дня, решив, что достаточно отдохнул, пока возился с плененной зверюгой.

Путеводная нить крепла и наливалась силой — я неуклонно приближался к похитителям. Ближе к вечеру, мне все же пришлось остановиться. Подошва на левом сапоге захлюпала, жалуясь на свою тяжелую жизнь и угрожая вообще отвалиться. Вернусь в Куат, устрою веселую жизнь сапожнику, за халтурную работу. А пока я присмотрел неплохое местечко возле чистого ручейка, где и развел костер. Жирную утку, имевшую неосторожность встретиться на моем пути, я подбил еще на рассвете, выпотрошил на ходу и теперь, мне осталось, только наскрести на берегу глины, обмазать тушку, прямо поверх жестких перьев и закатить получившийся колобок с начинкой в костер. Я стянул сапоги. С наслаждением сполоснул ноги в прохладной воде ручейка и занялся починкой подметки, при помощи стилета и тонкой жилки.

Мое идиллическое занятие прервало фырканье, раздавшееся над ухом. Я вздрогнул, поудобнее перехватил стилет и осторожно обернулся. Прямо за мной сидел зверь и, с отвращением, смотрел на сапог в моих руках.

— Опля! Ты как сюда попал? — От неожиданности, я не нашел ничего лучшего, чем задать вопрос бессловесной зверюге. Естественно он ничего не ответил, лениво зевнул, демонстрируя впечатляющий набор клыков и, снова, чихнул, с укоризной взглянув на мои носки. Я едва не рассмеялся.


— Да парень, тут ты прав. Еще пара дней пути и мою обувку можно продавать на вес золота…палачам. Любой преступник расколется, если дать ему пару раз их понюхать.


Зверюга высокомерно сморщил нос и, обойдя костер, расположился напротив меня, глядя в пляшущие языки огня. Я немного расслабил напряженные мышцы. Потрясающе! Зверь был явно тот, которого я выручил из древесного плена, однако на его лапах я не смог найти ни одного следа от капкана. И это спустя всего несколько часов после того, как видел его лежащим бессильной, искалеченной грудой костей и мяса.

Ладно. Похоже, он настроен миролюбиво. Значит, нечего на него глазеть. И я спокойно занялся своими делами.

Когда окончательно стемнело, я засыпал костер землей, чтобы не привлекать излишне любопытных и опустился на землю, заворачиваясь в плащ. Скоро я почувствовал, как к моей спине прижимается теплый и очень твердый бок. Такое чувство, словно прислонился к хорошо прогретому за день валуну. Как ни странно, я ощутил себя в полной безопасности и, почти мгновенно, уснул.

6

Зверь оказался хорошим спутником. Он не донимал меня пустыми разговорами и ничего не требовал. Он просто бежал рядом, чутко подрагивая своими мохнатыми, треугольными ушами и, время от времени, исчезая где-нибудь в стороне. Потом он легко нагонял меня и снова бежал рядом. На горизонте вырастали Проклятые горы, уже поднимаясь над верхушками окружающих деревьев и, если бежать, не останавливаясь, то к следующему рассвету можно их достичь. Значит, уже сегодня наши с Каэрданом пути пересекутся. Об этом говорит и путеводная нить. Что бы ее увидеть, мне уже даже не нужно брать кинжал в руки. Около полудня я обратил внимание, что процесс пошел по нарастающей. Значит, Каэрдан остановился. Похоже, он достиг места, в которое так спешил. Теперь нужно спешить мне. Пока они ехали, у Каэрдана было маловато времени для занятий с пленниками. Сейчас, добравшись до укрытия и почувствовав себя в безопасности, он может излить все накопившееся напряжение на них. Мальцу-то, вряд ли, что грозит кроме сырой камеры и крепкой цепи, а вот миледи очень красивая женщина. Мало ли какие развлечения может придумать расслабившийся мерзавец. Об отдыхе придется забыть.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор