Выбери любимый жанр
Оценить:

Монтер путей господних


Оглавление


92

— Он вспомнил, — вежливо пояснил Ларкс. Губы Зертака шевелились в беззвучных ругательствах.

— А конкретней, — нахмурился министр.

— Что на Внешних островах сейчас находятся полторы тысячи армейских экспертов и всего четыре куратора, — сухо улыбнулся координатор северо-запада. — Причем к каждому гарнизону прикреплены минимум два паровых катера. Они всю зиму наблюдали за толпами ломящихся в Ингернику са-ориотцев, естественное любопытство должно было заставить их поговорить с беглецами. Так что, о ситуации по ту сторону пролива они уже знают.

— Если до них допрет… — прохрипел Зертак.

— … что за проливом лежит земля, которую никто не защищает, соблазн, скорее всего, окажется слишком велик. Самые предприимчивые группы отправятся на другой берег за добычей, а дальше начнется именно то, что описал нам уважаемый Олеман, — подытожил Ларкес.

«Просто обыватели увидят сразу готовый результат».

— Следует немедленно запретить…

— Запретить черным? Проще сразу листовки раздать. Тогда к армейским присоединятся еще и цивильные маги. Собственно, процесс наверняка уже пошел.

Вот над этой-то дилеммой Ларкес и ломал голову весь последний месяц. Боевые маги Ингерники — основа военной мощи страны и опора гражданской безопасности — грозили превратиться в ее могильщиков. С таким трудом созданное доверие и ростки новых традиций, более вдумчивых и рациональных, могли быть растоптаны табуном стереотипов.

«Запретить — нельзя, отгородиться тоже. Объяснить обывателям, что буйные колдуны — жертвы войны, будет очень сложно. А у нас еще и Искусники…»

Сектанты будут просто без ума от такого подарка — они всегда утверждали, что черных надо водить в цепях, как ярмарочных медведей. Дальше — бунт армии, дробление страны и магический коллапс. Ларкес видел только один приемлемый выход из положения — зачистить восточное побережье империи под ноль, а потом ликвидировать участников операции.

Алия Саванти начала истерическим жестом терзать носовой платок. Нехарактерно молчаливый Аксель изображал херувимчика. Министр Алхимии всем своим видом показывал, что за колдунов не отвечает.

— Спокойно!!! — господин Михельсон встал, воздвигся над собравшимися, подобно грозному божеству (министр всегда умел произвести нужное впечатление). — Если бардак нельзя предотвратить, нужно его организовать и возглавить! Предлагаю отобрать наиболее ответственных командиров и намекнуть им на возможность обогащения (неофициально). Главное условие — наличие в группе гражданского куратора. В отсутствии свидетеля группа будет обвинена во всех грехах, совершенных на сопредельной территории, без дополнительного следствия, и наказана по ингернийским законам.

— Такой подход они способны понять, — пробормотал Зертак.

— В Краухарде черные сами разбираются с ренегатами, чтобы избежать внимания властей, — вставил Ларкес. Его мысль напряженно работала. — Поставленная в такие условия, боевая группа способна к самоограничению.

— Но что скажут власти И'Са-Орио-Та? — всплеснул руками мистер Олеман.

— Мы, кажется, только что договорились, что империи осталось жить три года. Пусть получат свою помощь явочным порядком, так сказать. Благодарить не обязательно.

Министр дал поручение составить секретный циркуляр и разослать его по гарнизонам. Текст требовалось представить на подпись следующим утром, а управлять паломничеством боевых магов в И'Са-Орио-Т господин Михельсон вообще не собирался. Зачем тогда существуют подчиненные? В некотором смысле большие начальники очень напоминают поведением черных.

В штаб операции были назначены Ларкес как самый умный, Аксель как хозяин спорной территории и Зертак, как причина всех несчастий. Но, видимо, что-то во внешности черных магов проскочило такое, из-за чего Михельсон счел необходимым разбавить их банду госпожой Саванти. Матерая эмпатка, набившая руку в управлении большими безалаберными коллективами, в два счета настроила колдунов на рабочий лад.

Циркуляр пришлось рассылать трижды, ибо рассылка всякий раз обрывалась на каком-то излишне жадном армейском чине. Только когда от половины действующих командиров пришли прошения о придании их группам индивидуальных кураторов, стало ясно, что компания удалась. Добровольческий экспедиционный корпус был готов к действиям.

Глава 30

Еще раз убеждаюсь, что нет в жизни счастья. По крайней мере, для черных. Четыре (всего четыре!) часа я пребывал в состоянии ничем не замутненной радости, глубокой удовлетворенности от достижения цели. Все загадки были разгаданы, все тайны мира доступны мне. А потом наступила расплата — крутой и безжалостный облом. С черными так нельзя!

Утром я, весь из себя гордый, повел мисс Фиберти показывать найденную диковинку. Фига! Все кладбище было оцеплено полицией, и посетителей заворачивали у ворот.

— Да у меня здесь дедушка!!!

Но жандармы остались глухи к негодованию черного мага. Смелые. Мисс Фиберти осторожно взяла меня за локоток.

— Эдвард, а не тебя ли они до сих пор ищут?

— Ха! Вот это тормоза.

— Не знаю, не знаю, — поджала губы моя компаньонка. — Как думаешь, собаки у них есть?

Мы плавно развернулись и свалили оттуда, потому что собаки — существа без фантазии. Где унюхают, там и будут искать. При этом я сам чувствовал себя бобиком, у которого изо рта вынули бутерброд.

— Мне надо туда!!!

— Держи себя в руках. Через неделю они успокоятся и снова начнут пускать посетителей.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор