Выбери любимый жанр
Оценить:

Форпост. Право победителя


Оглавление


49

Две маленькие дальние спаленки бельэтажа занимали теперь два «племянника» — десятилетние Женька и Пашка, и две «племянницы» — первоклашки Надя и Тома. Этих детей Иван не мог отдать никому.

«Они будут жить в моей семье. В моём доме».

Семь старших девочек, в возрасте от тринадцати до пятнадцати лет, с прошлой недели занимали здоровенный каменный флигель, спешно пристроенный сбоку к дому Ивана. Отчего сам дом, с учётом веранды и крыльца, превратился в настоящую махину тридцати шагов в длину и пятнадцати в ширину. Позади усадьбы, подальше от моря, стояли большие четырёхкомнатные дома Семёныча и Олега и два домика поменьше, в которых жили Саша с Таней и Борис с бывшей учительницей Светланой. Другая учительница, Лера, обосновалась на хуторе, помогая Насте нянчиться с детьми и по хозяйству.

Иван одно время надеялся, что Агрономыч проявит к ней интерес, но тот, печально улыбнувшись, сообщил, что он «человек уже очень немолодой и вполне может обойтись и без женщины, тем более — такой молодой и красивой». Лера, на вкус Вани, была далеко не красавица, но тридцать пять лет разницы — это тридцать пять лет разницы.

Вспомнив об этом, шеф досадливо крякнул. С этой невестой пора было что-то решать, потому что в гости на хутор зачастили все неженатые мужики Бахчисарая. Это могло добром не кончиться, да и Юрка сильно нервничал, принимая в своём доме малознакомых людей.


«Сегодня съезжу, поговорю с ней. Хорошо бы сюда какого-нибудь работника переманить…»

У входной двери по хозяйству ковырялся Франц. Инженер наконец поднялся на ноги и теперь постепенно восстанавливался, занимаясь всеми мелкими работами в усадьбе.

«О! Чем не жених! Блин. Я теперь и об этом должен думать? Кого с кем женихать. Свах какой-то. Тьфу ты!»

Пожелав ему доброго утра, Иван перешагнул через порог.

— Honey! I'm home!

— Дядя Ваня!

Счастливый визг нёсся, казалось, отовсюду. «Я дома».

ГЛАВА 9,
в которой выясняется, что море вовсе не так безобидно, как кажется на первый взгляд

Друг, оставь покурить,

А в ответ — тишина…

В. С. Высоцкий

Плотно позавтракав, Иван полностью и окончательно пришёл в себя. Правда, супруга ехидно ухмылялась, но Маляренко постарался проигнорировать эти взгляды.

— Поеду, к Юре съезжу. С этими гавриками пообщаться нужно. Гнать их пора. Загостились уже.

— Да куда ж ты их? — Маша встревоженно присела напротив. — Зима на носу, а там детки.

— Мать! Вот только ты мне ещё мозги… — Иван поперхнулся и гораздо спокойнее продолжил: — У них своя голова на плечах. И это их дети.

— С Лерой поговори. — Вид у Маши снова стал деловым, словно они были на планёрке.

«Почему „словно“? Это так и есть».

Маляренко улыбнулся жене, поднялся и вышел.


В Юрьево Ваню ждал целый ворох хороших новостей.

Во-первых, поправился захворавший было Ванечка. Сильно помогли в этом деле лекарства с самолёта и знания Анны.

«С меня причитается!»

Во-вторых, жёны «отказников», видя, что ничего ужасного вокруг не происходит, допилили мужей, и те, сильно смущаясь, сообщили, что хотели бы остаться. Маляренко не стал прыгать и кричать «ура». Даже мысленно. Посмотрев долгим взглядом в глаза Валентину, он лишь кивнул.

— Живёте здесь. Работаете на Юрия. Весной поговорим.

И, в-третьих, его сильно удивила Лера.

Ещё на подходе к роще, на опушке, Иван заметил стреноженных пасущихся осликов, незнакомую «бричку» на автомобильных колёсах и сидящего в ней пожилого человека. Человек приподнялся и вежливо поздоровался, сообщив, что в гости к господину Кузнецову прибыл по важным вопросам господин Гуссейнов.

«Толик, блин, женишок… ну-ну!»

Оказалось, что, пользуясь наличием транспорта, Толик навещает учительницу уже в четвёртый раз, попутно решая с хуторянином кое-какие деловые вопросы.

— Добрый день, шеф! — По-русски азербайджанец говорил очень чисто, без малейшего акцента. Дальше чернявый крепыш показал, что он настоящий мужчина и очень конкретный человек. Сначала прилюдно, очень красиво, в стихах, предложил покрасневшей Валерии Владимировне руку и сердце, заявив, что он будет самым лучшим, самым верным и так далее. Минут на двадцать. Иван аж заслушался.

«Опасный человек. К Маше его и близко подпускать нельзя!»

Женщина замерла, не в силах сказать ни да, ни нет. Всё произошло так стремительно…

Толик громко прокашлялся.

Дверь отворилась, и в Юркин коттедж протиснулся тот самый дед с гигантской охапкой цветов.

Ваня восхитился.

«Во даёт! Где же он их взял?»

Валерия Владимировна недоверчиво наклонила голову к плечу, сжала губы и быстро кивнула.

— Да.


Толик не пил вообще, а Юра и Иван больше не могли, так что помолвку отметили травяным чайком и жареной картошкой. Женщины ушли мыть посуду, а мужчины остались в Ермаковском «офисе». Лом-Али начал издалека. Со здоровья своих драгоценных ослов. Оказывается, в горах им плохо. Болеют они. И трава там совсем плохая. И ходить по горам животным тяжело. Опасно.

— Никакого сравнения с такой степью! — Азербайджанец даже подпустил акцента и добавил грузинское «вах!».

А в степи он, Лом-Али Гуссейнов, сможет развести такой табун скакунов, что…

«Во даёт!»

Внезапно Толик стал серьёзным.

— Не хочу я туда Леру вести. Много людей там завистливых и недобрых. От одиночества недобрых. Да и хибара моя там… А… Шалаш большой.

Мужчина печально махнул рукой.

— Примешь?

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор