Выбери любимый жанр
Оценить:

Лучший гарпунщик


Оглавление


77

- Получается, что я поторопился? - уточнил я.

- Нет, не поторопился, я как раз завтра туда не собиралась, - ответила она, снова улыбнувшись и поправив падавшую на глаза прядку волос. - Так что пришлось бы тебе приглашать на танец кого-то еще, не меня. Как рыба?

Спохватившись, я закинул кусочек с вилки в рот, пожевал и одобрительно кивнул. Рыба и вправду вкусная и свежайшая, где бы я в Москве такую попробовал?

* * *

Аглая свою недавнюю угрозу выполнила, отправив меня из усадьбы верхом, на все той же смирной гнедой кобылке, которую звали Зорькой, то есть без всяких претензий на оригинальность, на которой я сегодня проходил «курс молодого кавалериста». Тимофей, как обычно бестолково, надавал всяких инструкций по «обслуживанию и сбережению», после чего распахнул мне ворота, в какие я и выехал шагом.

Поначалу так шагом к городу и ехал, решив не испытывать свои новоприобретенные умения на прочность, но потом такая неторопливость наскучила, и я пустил лошадь сначала в галоп, а потом придержал ее до рыси. И ничего, из седла не вылетел и на каменистую грунтовку не упал, и даже, как мне самому казалось, держался в седле достаточно прилично, не напоминая на взгляд со стороны вскарабкавшуюся на забор собаку. Но это все же мое предположение, комментариев со стороны я не слышал, просто сделал такое заключения исходя из того, что на меня не оборачивались и больших глаз никто не делал. По пути даже позволил себе остановиться у закрывавшейся кондитерской, купил там коробку печенья, слоеного, сильно пахнущего корицей. А потом, спохватившись, заскочил еще и в лавку «Одежда и обувь», купил там пару белых сорочек из тонкого полотна, «выходной» жилет и новые бриджи, еще одни, на смену. «В свет выходить» завтра, надо соответсвовать.

Ворота усадьбы «тети Насти» открыл невысокий мужик с частично выведенной татуировкой на лице. Насколько я помнил, Тетя Настя о нем упоминала, это был какой-то отбившийся от своего племени «негр», перебравшийся по своей инициативе в «христианские земли» и осевший в том самом «Черном квартале». Вполне осознанно приняв христианство, он тут обзавелся семьей и теперь пробавлялся работой конюха и садовника сразу в нескольких хозяйствах. Его тележка с инструментами, с впряженным в нее задумчивым серым осликом, стояла во дворе.

Насчет использования конюшни я с Тетей Настей договорился заранее, так что проблем с местом для кобылы не было. Обтер, завел в денник, закрыл калитку, оставив Зорьку наслаждаться покоем в компании серого мерина Дымка, который возил коляску Тети Насти.

Подумалось мне, что с велосипедом возни было бы куда меньше, но затем я вспомнил, что дорога к поместью Аглаи из города идет все время в гору. И дорога неблизкая, вполне олимпийская дистанция. И если сделать еще поправку на зной, то лошадка резко в плане предпочтений выходит на первый план, она хоть сама идет, педали крутить не надо. О как… не так все просто в этой жизни.

Вода в крашеном в черный цвет баке, куда я накачал ее еще с утра, нагрелась за жаркий день, так что душ получился что надо, вылезать из-под него не хотелось. Помылся, переоделся в домашнее, выдавил себе несколько апельсинов, перелив густой желтый сок с мякотью из кувшинчика в стакан.

Уже понемногу темнело. За окном в саду оживились птицы, распевшись так, что заглушали любые иные звуки. Заодно уже попискивали комары, которых днем здесь видно не было. Я зажег крошечную спиртовку, поставив на нее сверху что-то вроде маленького таганка с водяной баней, в которую, в свою очередь, поставил открытый флакончик с какой-то маслянистой жидкостью с гвоздичным запахом. Такой местный репеллент, в розетку здесь не воткнешь. Но на комаров действует прекрасно, сегодня ночью уже имел возможность убедиться.

Огляделся. Нет, действительно хороший домик, мне нравится. Просто, уютно, от пола из полированных каменных плит тянет прохладой. Над головой, под высокой крышей, собралась темнота. Зажег масляную лампу над бюро, придвинул кресло. Наконец-то у меня что-то вроде личного свободного времени появилось, пора бы и в те книги, что купили у букиниста в Новой Фактории, заглянуть.

Достал полотняную сумку, из нее вытащил книги, поставил на пустую покуда полку. Вот так, с почином, глядишь - и библиотека соберется. Подумал с чего начать и остановился на «Размышлениях» некоего К. Бергманна. Вера говорила, что с него начинать надо, вот и начну.

Книга, как и все, что здесь издавалось, была в простой картонной обложке, с корешком из ткани. Никаких рисунков, иллюстраций - ничего. Даже по издателю никаких данных, просто книга - да и все тут. На обложке имя автора, название.

Предисловие удивило, не ожидал. Автор оказался человеком прошлой эпохи, то есть моей… если это все же моя действительность, а не какая-нибудь параллельная, мне уже впору во что угодно поверить. В любом случае эта книга была написана до Катастрофы, и именно поэтому надо было начинать познание этого мира с нее.

Второе впечатление: книга была написана довольно сумбурно. Это не было «научным трудом», это был просто голос человека, который почувствовал приближение страшного. И понял, почему это страшное неизбежно.

«В какой момент человечество потеряло осознание разницы между достатком и богатством, необходимым и излишним, когда потребности естественные заменились потребностями, созданными искусственно? Когда фармацевты поняли, что можно создавать не только пенициллин, спасающий миллионы жизней, но можно создавать дорогие лекарства от выдуманных болезней? Когда врачи перешли от бесплатной вакцинации всего мира от дифтерии к коррупционным испытаниям тех самых ненужных лекарств на людях и бедных стран? Когда врачи перестали быть теми самоотверженными людьми, боровшимися со страшными болезнями, и превратились в коммерческих партнеров фармацевтических компаний? Когда искусственный интеллект понадобился исключительно для того, чтобы прогнозировать биржевые курсы виртуальных денег и создавать богатства из ничего, из обычного мошенничества, пусть и легального? Когда те, кто осознавал, что он на самом деле совершает, стали именно такими? Каким стал я, например. Пятьсот пятьдесят тысяч в год, закладная на дом, две машины в кредит, дети в дорогих школах и лучших университетах - как откажешься от работы на компанию, задумавшую очередной обман миллионов людей? Ты продаешь себя - и тебе хорошо платят, компания соблюдает свои обязательства, она тебя ценит.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор