Выбери любимый жанр
Оценить:

Свет. Испытание Добром?


Оглавление


125

Вошли. С ифийцами затруднений не возникло: увидели яйцо, увидели белую реверенду Мельхиора и с полупоклоном расступились, давая дорогу. Только один, самый угрюмый, пробормотал, ткнув старшего в бок:

– Так бездушным вроде нельзя? – и кивнул на светлого альва.

Тот в ответ скривил рассеченную безобразным шрамом рожу:

– Слышь, Плешивый, тебе получку, неделю как обещанную, выдали вчера? Нет? Вот и помалкивай. Как выдадут, тогда и будем смотреть, кто с душой, кто нет. А пока пусть сами смотрят.

Но Плешивый не успокаивался:

– И с оружием, говорили, нельзя…

Старший присвистнул:

– Слышь, чтой-то ты нынче больно старательный! Может, и взаправду в динсты подался, а? Скинь-ка порты, мы погля… – Конец фразы потонул в громогласном ржании.

Напрасно они веселились. Не был Плешивый скопцом, иную причину имело его странное усердие. Малая толика колдовства была в его крови. Он сам о ней не знал, но именно она заставляла его почуять неладное. Чем-то не нравились ему новые паломники, беспокойство внушали – надо бы их задержать. Но старшой и слушать не пожелал:

– Я нашему хейлигу вчера так сказал: будет золото – будет исправная служба, нет – не взыщи, как уж выйдет. Пусть знает, как нам не платить. А то повадился!.. А вы что ждете, топчетесь? – вдруг вспомнив, напустился он на чужаков. – Шли молиться – ступайте молитесь, нечего здесь ушами прясть, когда люди разговаривают!

– А чего они ночью-то молиться пришли? – сделал последнюю попытку Плешивый.

– Ай, да кто теперь разберет, где ночь, где день? – хмыкнул «старшой».

Глава 28, последняя,
в которой Кальпурций Тиилл признается в любви к воронам


Не стая воронов слеталась
На груды тлеющих костей…

А. С. Пушкин

Внутри было полутемно и пусто. Сразу за входом образовывался просторный зал со сводами, покрытыми искусной росписью, изображавшей голубое, в белых облачках, небо, да винтовой лестницей, уводящей высоко под купол, – точно такую Йорген с Кальпурцием видели в Лупце. А больше ничего интересного в зале не было. Ни загадочного источника яиц, ни алтаря с нравоучительной надписью, ни следов древности – ничего.

– Ну и что дальше? – обескураженно спросил Черный Легивар.

– Может, надо посидеть, подождать, пока Воплощение себя как-то проявит? – робко предположил Йорген. – Помните, как было во Тьме…

– Помним! Во Тьме твой брат взгромоздился на расколотый камень! Ты видишь здесь что-то похожее?

– Лестница! Наверное, оно взгромоздится на нее! Подумайте, никому не хочется влезть на лестницу? – обратился Йорген к друзьям и вдруг с ужасом понял, как хочется этого ему самому! Залезть, и чтобы до самого верха! И оттуда, из-под облачного купола, плюнуть вниз… «Неужели я все-таки ВОПЛОЩЕНИЕ?!»

– Смотрите! – вдруг взвизгнул, позабыв осторожность, Мельхиор.

Еретический артефакт в его руках воссиял чуть не вдвое ярче прежнего!

– Оно не просто так светится! – принялся увлеченно демонстрировать хейлиг. – Взгляните, когда я шагаю назад или вбок – тускнеет, иду точно вперед – разгорается.

– Иди вперед! – вскричал альв.

И Хенсхен послушно пошел, посеменил мелкими шажками, пока не уперся в противоположную от входа стену. Колдовское яйцо коснулось ее каменной поверхности гладким сияющим боком. И тогда они увидели то, чего раньше не замечали или чего просто не было: темный округлый лаз. Юный хейлиг вытянул вперед руку с яйцом и, осветив им путь, смело шагнул через порог…

Это был коридор, больше похожий на пещерный тоннель. Вел он куда-то вглубь, при этом очень полого забирая вверх. Они шли по нему, и шли, и шли, стараясь, чтобы шаги были не слышны в гулкой тишине, а он все не кончался и не кончался.

– Похоже, мы теперь глубоко под холмом, – заметил шепотом Кальпурций, желая не столько поделиться со спутниками своими соображениями, сколько нарушить гнетущее молчание.

– Ага, – согласился Йорген. – Какой-то странный путь к Свету получается! Больше похоже на то, как мы спускались в логово Тьмы.

– Должно быть, строители вкладывали в это особый смысл, и коридор олицетворяет нелегкий путь грешной души от зла к добру. Пройти по нему, преодолев страх пред мраком подземелья, – своего рода испытание для верующих.

– Тебе виднее, вы, альвы, любите философствовать, – ответил Кальпурций холодно.

«Можно подумать, силонийцы этого не любят!» – с раздражением подумал альв.

– А что, разве здесь страшно? – удивился Йорген. Коридор как коридор, только слишком длинный и скучный. Даже по-настоящему темным его назвать нельзя: нет ни окон, ни факелов вдоль стен, ни свечей, но сами стены тускло светятся – знакомое явление! В пещере Хагашшая было устроено так же. Не многовато ли совпадений? Или это входит в правила одной игры?.. Или это не они светятся, а сияние яйца отражается в них? Не поймешь! А как гладко отшлифованы – сразу видно древнюю работу, в наши дни так уж не строят…

– Во всяком случае, тут жутковато, – пояснил Легивар. – Это мы с тобой все дороги Тьмы прошли, ко всему привычны, а представь себе простого бюргера или кнехта – каково им здесь придется? Да если еще в одиночку!

Йорген представил и признал:

– Пожалуй, неуютно.

– Более чем! – жалобно пискнул Мельхиор. Ему казалось, кошмарное подземелье не кончится никогда, они так и останутся в нем навеки, застрявшие на перепутье миров, – вот оно, оказывается, как выглядит!

…Нет, не перепутье это было, хвала Девам Небесным! Сперва где-то впереди забрезжил белый свет, похожий на дневной. Потом стало ощущаться движение воздуха и явственно запахло медом. С каждым шагом становилось светлее, и наконец показался выход, озаренный чуть ли не солнечными лучами – это ночью-то! Любопытство заставило ускорить шаг…

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор