Выбери любимый жанр
Оценить:

Свет. Испытание Добром?


Оглавление


24

Об атаке на погост Йорген даже речи вести не стал, спросил только, где находится фамильный склеп, и уточнил, исключительно из вежливости, не будет ли против почтенный хозяин, если в его родовой усыпальнице похозяйничают посторонние.

Ну конечно же хозяин был не против! Он сам и все домочадцы его просто счастливы были бы избавиться от дорогого покойничка, что держит в страхе всю округу без малого два десятка лет.

– Двадцать лет?! – не поверил своим ушам Йорген. – Да что же вы его до сих пор не извели? Еще до прихода Тьмы надо было…

– Ах, юноша, – вздохнул богентрегер скорбно. – Не так-то это легко – извести собственного племянника, любимого сыночка сестры-покойницы… А потом, эх и хитер же он, зараза, доложу я вам! Хаживали на него люди, хаживали. И что толку? Людей тех нет давно, а носферат окаянный как был, так и есть. – Тут старик всхлипнул, смахнул слезу и обнял Йоргена отечески, прижал к чахлой груди, клюнул сухими губами в лоб. – Вы, милый юноша, наша последняя надежда. Как благородно с вашей стороны, что вы решили помочь нашей беде.

– Это мой служебный долг, – откликнулся Йорген без всякого рвения. Он даже «к сожалению» едва не прибавил, но вовремя удержался.

Глава 7,
собственно охоте посвященная


И труп чудесной красотою
Процвел…

А. С. Пушкин

Зачем мой брат меня оставил
Средь этой смрадной темноты?

А. С. Пушкин

– Вот он – юг! Ни-ка-ко-го порядка, ровным счетом никакого! – негодовал Йорген фон Раух. – Южные окраины – это бич нашего королевства!

Силониец с эдельмаркцем переглянулись. Только уроженец холодного Норвальда мог назвать эти места «югом», для всего остального мира земли по ту сторону Ягерда были самым настоящим севером.

– Развели у себя Тьма знает что, а нам из-за них время тратить, ночами не спать!

Почему-то наивные обыватели склонны воображать, будто в светлое время ночные кровососы, будь то благородные носфераты, примитивные шторбы либо кто другой из их породы, смирно лежат в собственных гробах и дожидаются, пока явятся смертные с лопатами да осиной и отправят их мятущиеся души в мрачный Хольгард.

На самом деле это, увы, не так. Тьма многому научила детей своих. Тому, в частности, что пережидать день можно в местах самых разных, для этого годится не только могила или склеп, но любая нора, пещера или щель, если в нее не попадают солнечные лучи. Вот почему отыскать их днем весьма и весьма затруднительно. Охотиться надо ночью, и лучше всего – на живца!

Да, так Йорген и заявил спутникам своим:

– На живца будем племянничка ловить. Самый верный способ.

– Неужели? – неприятно удивился маг Легивар. – И кто же у нас будет «живцом»? Из деревни кого-то возьмем?

– В деревне никого подходящего нет, я проверял, – возразил Йорген. – Такие морды у всех… гм… как бы поделикатнее выразиться? Простоватые слишком. Короче, ни один носферат не позарится.

– Что-то я не понял, – Легивар удивился еще больше, – он должен кровь сосать или любоваться, как ты выражаешься, «мордами»?

Йорген взглянул на старшего товарища с откровенным превосходством:

– Видишь ли, друг мой. Конечно, голодный носферат будет искать крови, и в пищу ему сгодится любая добыча. Однако кормящийся носферат нас с вами не интересует, он слишком силен и прыток, нам его не догнать. Нас интересует носферат, так сказать, размножающийся. В тот момент, когда эта тварь готовится обратить жертву в себе подобного, она становится гораздо более уязвимой и взять ее намного проще. Но сложность вся в том, что в отличие от шторбов носфераты в этом вопросе очень избирательны и обращать кого попало не станут. Для них главное – благородная кровь и привлекательная наружность. Второе, пожалуй, даже важнее, носфераты склонны к болезненному эстетству.

– Тем более! Значит, нужно подобрать красивую молодую девицу…

– Ах, Легивар, разве можно подвергать девушку такой опасности?! – с возмущением перебил мага Кальпурций. – Вот ты, к примеру, согласился бы рискнуть жизнью своей Лизхен?

– А что? Я готова! – обрадовалась белошвейка. Она никогда не видела настоящего носферата (одни только шторбы встречались, бегали ночью под окном), но столько слышала разговоров об их необыкновенной красоте, что была бы совсем не прочь посмотреть. – Вы, главное, спасите меня вовремя, пока не куснул.

– Не получится, – возразил ланцтрегер мрачно. – Я же сказал вам: они склонны к эстетству болезненному.

– И что это значит?

– То, что для удовлетворения потребности продления рода они неизменно предпочитают особей своего пола. – Йорген нарочно выразился столь научно в надежде, что Лизхен не поймет. Как-то неловко ему было говорить о подобных вещах в ее присутствии.

– Еще того не легче! – охнул маг. – Йорген, ты уверен? Скажу вам без ложной скромности, я в теоретический магии не последний специалист, но ни в одной книге не встречал столь причудливых подробностей из жизни носфератов!

Ланцтрегер фон Раух важно задрал нос:

– Практика, друг мой, практика! Не все сущее в этом мире успело найти отражение в книгах.

– Хорошо сказано! – одобрил силониец. – Но кто же все-таки послужит приманкой для племянника?

– А кто из нас троих красивее? – вопросом на вопрос ответил специалист по носфератам. Обращался он не столько к Кальпурцию, сколько к Лизхен, полагая, что женщине об этом гораздо легче судить.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор