Выбери любимый жанр
Оценить:

Пылающий лед


Оглавление


56

Впрочем, как оказалось, я очень сильно заблуждался и о своей ошибке узнал еще до конца этого дня и вскоре после того, как идущий сразу за мной Рикар с тревогой в голосе крикнул:

— Впереди! К оружию!

Оторвав взгляд от снежного наста, я вскинул голову и увидел приближающиеся со стороны Подковы темные точки, с каждым мгновением становящиеся все ближе. Отбросив осточертевшую за время пути веревку, я шагнул назад и, подхватив с волокуши завернутый в кусок тряпки меч и лежащий рядом шлем, предупредил, обращаясь к Аллариссе:

— Если что — в бой лезть даже не думай! Сиди и не дергайся!

— Я умею обращаться с мечом — возразила девушка, скидывая ноги с волокуши и хватаясь за рукоять оружия — А если вы не справитесь, то мне все одно…

— Отбой! — с облегчением пророкотал здоровяк, опуская топор и зло сплевывая в снег — Напугали, склирсы этакие! А я-то думал — неужто перед самым домом поляжем все! А это вона кто!

— Вона кто? — не понял я, опять сдирая шлем и всматриваясь вдаль.

Кто именно к нам приближается, я рассмотрел одновременно с Тиксой, который радостно подпрыгнул на здоровой ноге и завопил во все горло:

— Рижий! И Литас! И Шрам! И остальные!

К нам торопились свои. Во главе небольшой группы людей бежал глубоко проваливаясь в снег Литас, радостно крича и размахивая руками, за ним спешил рыжий Лени, однорукий ниргал и еще семь охотников, дышали им в спины.

— Наши — произнес я, чувствуя, как на промороженное лицо наползает счастливая улыбка.

Тут же спохватился и выловив витающие в воздухе щупальца, собрал их в пучок и уже отработанным движением обмотал вокруг левой руки. Не хотелось бы омрачать радостную встречу невольным убийством одного из своих людей.

В следующее мгновение охотники добрались и с радостным ревом налетели на нас, заключая в объятия и тормоша за плечи. Больше всего досталось Рикару, как стоящему впереди все — его едва не повалили на землю от избытка чувств. Не обделили вниманием и меня, едва не оборвав все щупальца, что крайне недовольно отнеслись к такому панибратству и все старались вывернуться у меня из рук. Тикса заверещал от боли, когда ему сдавили незажившие ребра, ниргала обстукали со всех сторон. Единственные кто воздержался от проявления радости — Мрачный, что остался стоять у меня за плечом и Шрам, моментально занявший свою позицию рядом с собратом и вновь приступивший к своей обязанности оберегать меня от всех опасностей. Правда, смотрели почему-то совсем в другую сторону, а не на лица окруживших меня людей.

— Живые!

— Слава Создателю!

— А мы-то все ждали, гадали, живы ли, здоровы ли!

— Рикар, борода ты старая! Живехонек! И топор новый!

— Тикса! А ты чего кривишься, никак не рад нас видеть?

— А нам как сказали, что вы уже рядом, так мы все побросали и сюда что есть мочи! А почто с этой стороны идете? Вы же на восток уходили?

— Господин, целы ли?

— А ну тихо! — наконец очнулся здоровяк, вырываясь из дружеских объятий — Ишь, нюни распустили! Вернулись, конечно! А вы как думали?

— Да, мы вернуться! — закивал Тикса, хромым колобком подкатываясь ко мне — Везде были! В Твердыне быть и все оттуда забрать, на остров Гангрис быть и все оттуда забрать, в городе Коска быть, один только лодка забрать, но зато весь город спалить! Вот!

— Тикса! — поспешно рявкнул я — Чего несешь?!

— А что? Тикса правда говорить!

Переварившие слова гнома охотники, изумленно вытаращили глаза и обрушили на нас еще один град вопросов:

— Неужто в Твердыни были?!

— На проклятом острове побывали?

— Как город спалили? Тикса, ты чего говоришь?

— Все вопросы потом! Сначала дайте до дома добраться! — рыкнул я, перекрывая общий гомон — Вы мне другое скажите — кто вам сказал, что мы уже рядом?

— А вон они и сказали — широко улыбнулся Литас, кивая нам за спину.

Обернулись мы одновременно. И я сразу понял, куда именно смотрели оба ниргала.

За нашими спинами, шагах так в двадцати поодаль, поверх оставленного нами следа скромно сидели два огромных белоснежных зверя, лениво скалясь здоровенными пастями. Сгархи…

Один из чудовищных зверей наклонил лобастую морду и заглянул мне в глаза.

"здравствуй, старый друг… рад чувствовать твой запах еще раз… вижу, твой детеныш еще не подрос, но ему уже попортили шкуру…

— Здравствуй, Трехпалый — улыбнулся я в ответ и делая шаг к зверю — Я тоже рад, что ты жив и здоров.

— Я не детеныш! — возмущенно заорал гном, шустро прыгая к сгарху на здоровой ноге — Я гном! Большой и крепкий как скала гном!

— Они теперь у нас живут, господин — весело произнес Литас, с размаху хлопая Рикара по плечу — Такие вот дела, борода! Столько всего изменилось, пока вас не было! Ох! Дня не хватит, чтобы рассказать! Да чего мы стоим?! А ну, хватайте веревки, впрягайтесь в волокуши и домой что есть духу, там уж кухарки и столы накрыли! Только вас дожидаемся!

Глава восьмая. Домашняя суета и новые открытия, приятные и не очень

На этот раз мое возвращение домой было радостным и светлым. Никто не изменялся в лице завидев мою внешность и щупальца, никто не отходил с моей дороги, а наоборот старались подойти поближе и перекинуться парой слов с вернувшимся из очередного опасного путешествия господином. Что, несомненно, добавило мне еще больше хорошего настроения.

Едва мы перебрались через защитную стену в поселение, нас уже ждал пиршественный стол, причем расположенный поперек двора, одним концом уходящий внутрь пещеры, а другой стороной оставаясь снаружи. Таким образом и я смог присоединиться к всеобщему торжеству и отпраздновать наше возвращение. Наплевав на царящий во дворе холод, рядом со мной уселись самые близкие мне люди и гномы, ревниво потеснив остальных. Мастера братья, степенный Койн, не замолкающий ни на минуту Тикса, вновь обросший черной бородкой Мукри, глава охотников Литас, Тезка хозяйственник, конечно же не обошлось и без Рикара, усевшегося по правую руку от меня и по хозяйски придвинувшего к себе поближе олений бок. Им не удалось избавиться только от трех человек — от снявших шлемы ниргалов, бесстрастно усевшихся за стол поближе ко мне и от Аллариссы, плюхнувшейся на лавку рядом с Койном. Что самое удивительное, возвращению девушки обрадовались все без исключения. Особенно разохавшиеся от переизбытка чувств женщины, что сразу утащили Алю на теплую кухню и не отпускавшие ее до начала вечернего пиршества. Про пса и говорить нечего — пес едва от радости не помер, когда увидел свою любимую хозяйку и своим гавканьем наверняка переполошил половину Диких Земель. И разрушил половину кухни, когда наворачивал там бесконечные круги между столами. А следом за ним беспричинным весельем заразились остальные наши три новоприобретенные собаки и присоединились к вожаку, добавив шума и гама. Кончилось тем, что не выдержавшая такого собачьего бесчинства Нилиена вооружилась черпаком и безжалостно выгнала собак во двор. Там псины нашли новое развлечение, устроив возню в снегу вместе с визжавшими от счастья детьми и деловито ковыляющим на деревянной ноге гоблином Горкхи. Заметил я и нескладную фигурку Стефия, что несколько криво улыбнувшись поклонился мне издали и за столом сидел на противоположной от меня стороне. Да уж… вот оно церковное воспитание отца Флатиса, привившего подростку нетерпимость к страхолюдным тварям вроде меня. Еще одна головная боль.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор