Выбери любимый жанр
Оценить:

Теплая птица: Постапокалипсис нашего времени


Оглавление


104

— Теперь пошли.

Ночной морозный воздух, коктейль из снежинок и звезд, хлынул в легкие. До чего приятно! Может, стоило посидеть в застенке, чтобы испытать это?

На узкой улочке изгибались темные спины бараков, над ними чернел административный корпус Второй Базы, башня, где дозревают в теплицах овощи и заседает Лорд-мэр.

Марина прижалась ко мне, я обхватил ее рукой за талию. Выйди сейчас из барака стрелок полюбоваться на звезды либо поссать, — поднимется шум, и мы пропали. Левой рукой я расстегнул кобуру —на всякий случай.

Шрам шагал впереди, поминутно оглядываясь.

За бараками открылась вертолетная площадка. Машины спали, уныло свесив лопасти. Что задумал Шрам? Неужели… Это самоубийство!

Он остановился у одной из машин, огляделся.

Черт, значит, и вправду…

Но я ошибся: Шрам и не думал использовать для побега вертолет.

— Ага!

Кинулся к сугробу, принялся расшвыривать во все стороны снег, подняв маленький буран.

— Ну-тка, подмогните.

Под снегом —канализационный люк, точь-в-точь такой, как тот, через который мы с Мариной когда-то проникли в Резервацию.

Шрам сорвал тяжелую крышку, скомандовал:

— Ну.

Марина, взглянув на меня, скользнула вниз, переступая по железным скобам, впаянным в бетонную стенку. Я —следом.

Когда подошвы ботинок коснулись хлюпнувшего пола, круг света над головой исчез: Шрам задвинул крышку люка.

— Андрей, — Марина коснулась моего плеча.

— А? Я здесь.

Что-то жесткое задело висок: я чуть не вскрикнул от боли, выругался.

— Осторожно, — пробурчала темнота голосом Шрама. — Чего ты стал под лестницей? В сторону.

Сноп света показал на мгновение низкий сводчатый тоннель, с темным ручьем посредине.

— Черт! Батарейки сдохли!

Глухой удар… Снова —свет; на этот раз фонарь в руке Шрама не погас.

— Так-то лучше.

Стены тоннеля из красного, выщербленного кирпича; блестящие струйки воды стремятся вниз, к ручью.

— Вперед.

Шрам зашагал по каменному берегу.

— Андрей, кто он? — шепнула Марина.

— Шрам? Долгая история… Бывший игрок, как и я. Однажды я спас его шкуру, а он в благодарность уже дважды спас мою. Шрам!

Гигант обернулся:

— У?

— Как получилось, что Марина не знает тебя? Я вроде послал вас с Олегычем в Пустошь?

— В Пустоши никого не было, Андрей, — отозвался Шрам, бросая на стены луч фонаря. — Мы долго добирались, Андрей.

Я насторожился.

— Где Олегыч, Шрам?

— Убили отца… Мародеры.

Убили мародеры… Эх, Олегыч. Старый машинист, раб своего дела, ставший отцом для калечного дикаря из Русских Джунглей! Еще одна Серебристая Рыбка умерла…

— Кто это —Олегыч?

— Человек, Марина. Просто хороший человек.

11. Теплая птица

Дым, светловатый, искрящийся, сворачиваясь в кольца, медленно поднимался к заснеженным верхушкам елей. Кусок мяса над огнем сочился шипящими каплями. Марина, прикорнув мне на грудь, смотрела на костер, ее щеки пылали румянцем.

Мы покинули Москву и вошли в Джунгли всего двое суток назад, но отчего-то казалось, что прошло гораздо больше времени. Я полной грудью вдыхал свежий морозный воздух и никак не мог надышаться. Бесконечные затхлые туннели, по которым мы выбирались из резервации, представлялись теперь если не сном, то чем-то вроде всполохов —в Русских Джунглях всегда надо быть начеку, и это стирает память.


В краю, где осталась рябина,
Живет та, чье имя —Марина.
Я просто хочу, чтобы знала она,
Что темная ночь рядом с ней —не темна.
Что радуга ярче, что воздух свежей,
Когда я подумаю тихо о ней.
Я просто хочу, чтобы знала она —
Когда воссияет на небе луна,
Когда соловей поутру запоет…
Что где-то есть сердце, что любит ее.

Марина вскинула голову. Я отвел взгляд.

— Как здорово, — прошептала она. — Ты вспомнил?

Я пробормотал какую-то невнятицу, с досадой понимая, что краснею.

— Вспомнил?

— Марина, — запинаясь, проговорил я. — Кажется, я это сам только что сочинил.

Она смотрела на меня, прикусив верхнюю губу, задумавшись о чем-то.

— Прочти еще.

Откашлявшись, я кое-как повторил стишок. Подняв глаза, с изумлением увидел полные слез глаза Марины.

— Ты чего?

Она отвернулась.

— Ничего. Это так.

Вытерла глаза рукавом куртки.

— Марина, я не хотел… Я не думал, что это расстроит тебя.

— Дурачок.

Ее руки обвили мою шею, губы коснулись губ.

— Дурачок ты, Андрюшка.

Дрогнул заснеженный лапник: Шрам. В глазах —смятение, на широком лбу —испарина.

Гигант шагнул к костру, ногой опрокинул рогульки с жарящимся мясом, закидал огонь снегом. Я отстранил Марину и поднялся.

— В чем дело, Шрам?

Он зачерпнул широкой ладонью снега, вытер сухие губы, зажевал.

— Ну, говори.

— Андрей, они идут следом.

Я бросил взгляд на побледневшую Марину. Стоило ли надеяться, что Лорд —Мэр не снарядит погоню? А я надеялся…

— Далеко?

— В трех часах ходьбы. Хотя теперь уже ближе…

Шрам опустился на поваленное дерево. Мне показалось, он уменьшился, скукожился.

— Сколько?

— Шестеро. Из личной гвардии.

Ясно. Шесть головорезов, отборных выблядков —за одной Серебристой Рыбкой.

— Идемте. Вставай, Марина.

— Куда?

Ее голос прозвучал, как со дна колодца.

— Поднимайся! — крикнул я.

Шрам вздрогнул, огляделся. Макушки елей покачивались на ветру.

Марина поднялась. Бедная моя, до чего же ты устала!

3
Loading...

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор