Выбери любимый жанр
Оценить:

Хроники Дебила. Свиток 4


Оглавление


98

…Короче, – бардак был полный. Стало понятно, что я, и сам расслабившись после Битвы, и спрятавшись от окружающей действительности в мастерские, – реально упустил ситуацию из рук. И мне вдруг стало как-то очень страшно при мыслях о лете, когда одна часть племени уйдет за скотом, другая повалит на Море, а третья, причем с самым подавляющем процентом чужаков, останется на озере, растить зерно… Похоже, – конец игре в племя, и можно больше не мучиться брея темечко новоизготовленной бритвой?

…Или придется создавать некую структуру Власти которая заставит всех вокруг нас жить по нашим правилам! Поощрять лояльных, и жестоко гнобить инакомыслящих, пока все они не поймут, что так жить лучше, сытнее и безопасней.

То есть, – делать то самое, что чистоплюй Петя Иванов, старательно пытался избежать, строя некое общество всеобщей любви и заботы друг о друге?

Печально. Но иначе нам не выжить. Да уж, – что там не говори, но похоже нам придется заимствовать у аиотееков, не только их сельскохозяйственный опыт.

Глава 13

– Ты над чем задумался Дебил? – Спросил меня Лга*нхи, как обычно беззвучно подойдя откуда-то со спины и присаживаясь рядом. – Вид у тебя какой-то унылый…

– Да вот. – Я показал ему "Ведомость на Зарплату", лежащую у меня на коленях.

Тот кусок шкуры, вырезанный когда-то из жилетки убитого "пирата", теперь преобразился в целую связку шкур, пронумерованных и нанизанных на общий шнурок.

– А что там? – Лга*нхи забрал у меня связку, и чуточку рисуясь своими умениями, тоже начал ее читать.

…Как обычно, чтобы поразмышлять о серьезных вещах, я ушел в Степь, и расположился на торчащем в полукилометре от стойбища высоком холме, откуда открывался чудесный вид на все окрестности. – На пепельно-серое, в цвет закрытому сплошной завесой облаков небу, озеро, и раскинувшийся прямо перед ним наш главный поселок, – живописное сборище сплетенных из прутьев, и покрытых связками травы или шкурами хижин-шалашей лесовиков, классических степняцких чумов, нескольких плетеных и обмазаннах глиной домишек прибрежников, и даже четырех больших аиотеекских шатров. Как и всякий мегаполис, (попробуйте сказать что мы не заслуживаем этого звания), он жил какой-то своей, загадочной для чужака, и вполне понятной для "своего" жизнью. Тропинки причудливо извивались между строениями, только по им одним понятным причинам обходя одни дома и сбегаясь к другим, стелились редкие дымки костров, (увы, топливо это проблема), раздавались какие-то голоса. Кто-то сидел и с виду бездельничал. А кто-то что-то куда-то тащил. Ага, – а вон две мальчишеские банды устроили разборку позади шатров. А вон какой-то засранец, ссыт на плетень, не дойдя буквально десятка шагов до общественного нужника…Да. Я понимаю, воняет там, но ведь совесть-то иметь надо?!

– Много имен как. – Удивленно пробормотал Лга*нхи, осиливая первый лист и переходя к следующему. Читал он уже почти бегло, однако продолжал во время чтения водить пальцем по строчками и шевелить губами, проговаривая все буквы и слога про себя.

– Много… – Согласился я с ним.

…Сволочной зимний ветерок вовсю резвящийся над просторами поселка и озерной гладью, попытался согнать меня с облюбованного места, швырнув в лицо колючие иголочки выпавшего накануне снега, после чего попытался войти в клинч, забравшись под одежду. Тут на холме было реально зябко. – Итак не май месяц, так еще и никакого укрытия от ветра. – Но привычка, – вторая натура. – Не могу я размышлять сидя в полутьме выделенного мне шатра-чума, или забившись в тесный овражек между холмами. – Мне нужен простор и масштаб. – Что-то вроде географической карты на полмира минимум, или хотя бы широкого обзора на ирокезский міръ* с высокого холма. Да и одет я был неприлично, (с точки зрения уважающего себя степняка), тепло, в плотный аиотеекский халат из верблюжьей шерсти поверх льняной рубахи побережника, и штаны доходящие до самых пяток, в отличии от привычных степняцких "типа шортов", едва прикрывающих колени. Да еще и теплую меховую шкуру-накидку с капюшоном наброшенным поверх головы не забыл захватить, (мы их у песигловцев подсмотрели, и я велел сшить себе такую же), а вторую накидку, подстелил под задницу. – Никаких тебе голых пузеней проглядывающих сквозь демонстративно распахнутую жилетку, дабы показать свое презрение к холоду или открытых ног. – Пусть молодняк этим бравирует, а у меня уже возраст подходит к тому рубежу когда пора задумываться о своем здоровье… Это Лга*нхи может позволить себе разгуливать в полном одеянии классического дикаря, он еще молодой.

(*Написал "міръ" старорежимным стилем, чтобы подчеркнуть значение этого слова как Вселенная).

Хотя, гляжу он этим тоже особо не увлекается. – Кроме шрамов на морде, в нем мало что осталось от привычного облика степняка. – Разве что обувка, – прежние тапкопортянки, а не аиотеекские сапоги на каблуках и не горские "башмаки" на толстой подошве. – Понятное дело, – на каблуках и толстой подошве особо не побегаешь. Зато, как объяснил нам Эуотоосик, – каблуки хорошо использовать для управления верблюдом. Он нам вообще по этой части много чего подсказал, до чего мы бы сами доходили столетиями…Но вот эта шелковая рубаха, явно не лучшая защита от холода. – К чему это он так парадно вырядился?

– Да вон посмотри, – кивнул я ему на первый лист. – Это те кто был в самом начале, еще до того как появились ирокезы. – Прошло-то считай всего три года, а уже почти все имена отмеченны как убитые…Столько битв и сражений было, столько погибших… Да и на втором листе, – уже почитай половина к предкам ушла.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор