Выбери любимый жанр
Оценить:

Жернова истории-2


Оглавление


80

Мои руки обнимают девушку, прижимая ее к себе — крепко-крепко, и в то же время мягко и бережно.

— Выходи за меня замуж, комсомолка! — шепчу ей на ухо.

— Ну вот, ты опять! — шепчет она в ответ. — Ни к чему это.

— К чему! — Буду настойчив. — Не хочу, чтобы нам хоть в самом малом могли помешать какие-нибудь бумажки, уложения, параграфы, и вцепившиеся в них чинуши. Чтобы никто не посмел усомниться, что ты моя жена.

— Ладно… — решает, наконец, уступить Лида. — Но только, чур, безо всякой этой мишуры, вроде колец, фаты, подвенечного платья и свадьбы на сорок человек гостей! А не то откажусь!

Глава 18. Броня крепка и танки наши быстры?

День 1 апреля 1925 года выдался ничем не примечательным. Глупых шуток в честь «дня смеха» никто не устраивал, поскольку, похоже, этот обычай тут еще был не в ходу. Посему занимаюсь обычным делом — роюсь в бумажках. Вот постановление СТО СССР от 24 марта сего года… А, это, кажется, отголосок нашей с Берзиньшем записки о реорганизации управления военной промышленностью. Так-так, посмотрим…

Наше предложение о сосредоточении руководства военным производством в руках ГУВП не прошло. Правда, и того удвоения руководства военной промышленностью в системе ВСНХ, которое произошло в моей истории — путем превращения Главного управления военной промышленности в производственное объединение военной промышленности «Военпром» и постановкой над ним еще и Военно-промышленного управления ВСНХ — здесь тоже не случилось. А вот Военно-промышленный комитет при СТО, как мы и предлагали, был создан…

Гляди-ка! «…Образовать Центральное военно-промышленное управление (ЦВПУ) в составе СНК СССР…». И в отличие от Военно-промышленного комитета оно стало не комиссией по согласованию вопросов развития военной промышленности между разными ведомствами, а вполне полновластным органом по управлению военной промышленностью вне зависимости от ее ведомственной принадлежности. То есть ЦВПУ стало органом, подобным тому, каким мы хотели видеть ГУВП. А тот факт, что оно создано не при СТО, а при Совнаркоме, означал, что Сталину удалось перетянуть это одеяло на себя, стащив его с Каменева…

Другой новостью стало создание Комитета подготовки трудовых резервов при Наркомпросе, и создание Управления трудовых резервов в структуре Наркомата труда. Председателем нового комитета с правами заместителя наркома просвещения стал Лев Давидович Троцкий. И статья его в «Известиях» появилась, с разъяснением архиважнейшей роли подготовки квалифицированных кадров в борьбе за социалистическую реконструкцию народного хозяйства. Правда, до лаконичной формулы «кадры решают все» Лев Давидович не додумался.

Троцкий — заместитель Луначарского… Ну и коленца выкидывает здешняя история после моего вмешательства!

Помимо прочей текучки по Главному экономическому управлению, которой с радостью загрузил меня Манцев, обрадованный донельзя, что его зам вернулся со сборов и теперь есть на кого перекинуть множество дел, вечерами пишу записку для Фрунзе. Чего ради лезу в военные вопросы? Или мне хлопот с военной промышленностью показалось мало? Нет, тут дело в другом.

У этой записки есть две цели. Главная — суметь заинтересовать Михаила Васильевича хотя бы до такой степени, чтобы он пошел на личный контакт. И второстепенная — продвинуть некоторые идеи насчет военного строительства в СССР. Впрочем, если второстепенная не сработает, то вряд ли реализуется и главная. Проблема в том, что прямого выхода на Фрунзе у меня нет… Но ведь есть выход на Начальника снабжения РККА Котовского, а он с Фрунзе в очень хороших отношениях. Дело за малым — чтобы Григорий Иванович поддержал мою затею.

Но для начала я созвонился с Рейнгольдом Иосифовичем Берзиньшем, представителем РВС в правлении ГУВП, вместе с которым мы готовили записку о военной промышленности. Он все-таки значительно лучше меня знает реалии военного производства здесь и сейчас.

Первый вопрос, который я ему задал после обмена приветствиями, звучал так:

— Рейнгольд Иосифович, как продвигаются дела у комиссии ГУВП по танкостроению?

Тот махнул рукой с выражением плохо скрываемой досады на лице:

— Они там увлеклись черт знает чем. Выдумывают какие-то нелепые конструкции, которые очевидно нежизнеспособны. Нет, чтобы взять за образец какой-нибудь приличный танк и приспособить его к нашим условиям производства!

— А мы вообще-то потянем изготовление современного танка? Есть у нас заводы, которые поднимут это дело? — мое беспокойство вполне оправдано. Вон, ручной пулемет, сконструированный Токаревым на базе «Максима», только на Тульском заводе и получается выпускать.

— Так ведь даже в двадцатом году смогли на Сормовском заводе «Русский Рено» выпускать! — не поддержал мои сомнения Берзиньш. — Правда, тяжелый получился, качество паршивое, да и цена у него по нынешнему курсу будет где-то тысяч тридцать пять, а то и больше, что никуда уже не годится. Но вот Обуховский в Питере, то есть «Большевик», думаю, справится с этим куда как лучше. Там даже броневые листы могут делать с поверхностной закалкой, опыт есть.

— А двигатели? — вопрос крайне болезненный. С собственным производством двигателей у нас пока дела не блестящие. Судовые дизеля и лицензионные движки для автомобилей делаем, а вот сверх этого — увы! Авиация, например, в основном на импорте сидит. Правда, недавно начали вместе с лицензионным «Юнкерсом» двигатель для него делать, но и образец не слишком удачный, и качество хромает. Надо бы совет подкинуть — когда BMW свой новый движок до ума доведет, достигнуть с ними соглашения по производству двигателей у нас, но вот сроков не помню. В 1925, точно, но вот когда? А вот с танковыми и тракторными двигателями у нас почти полный ноль. Лицензионный двадцатисильный движок для Фордзона-Путиловца — это слезы, а не двигатель.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор