Выбери любимый жанр
Оценить:

Дилетант галактических войн


Оглавление


108

Пять минут — и всё, что находилось на месте особняка, превратилось в пылающий кратер. Это было интересно смотреть со стороны — как стремительно нагревается и вспыхивает дом, как горят и дерево, и кирпич, и металл, как всё это оседает на землю, а следом начинает прогибаться и оседать и сама земля. Потом с неприятным звуком «умп-ф-ф» постройки проваливаются вниз, в подвалы. Возможно, там, в подвалах, ещё кто-то оставался, детально облазить их никто не успел, да и не стремился. Впрочем, теперь все они были уже мертвы, окончательно и бесповоротно. Потом выгорает всё, что было в подвалах, но пушка все ещё работает, порода плавится, и вот на месте дома образуется вытянутая воронка глубиной метров пятьдесят и диаметром метров двадцать со светящейся белым светом поверхностью. А потом вниз обрушивается поток охлаждённого до сотни градусов воздуха, воронка медленно остывает, её поверхность превращается в мутное потрескавшееся стекло, напоминающее обсидиан, и бот аккуратно снимает силовое поле.

Цыгане, оказывается, никуда не ушли, точнее, ушли, но не все. Трое по-прежнему стояли рядом и смотрели в мутную пелену — поле, сгустившись, стало непрозрачным и совсем не пропускало свет. Очевидно, эти трое ждали, когда им наконец дадут возможность вернуться домой, может, вещи взять, а может, ещё что. Увы, их ждал жестокий облом. А пока они приходили в себя, глядя на картину малого Апокалипсиса, бот уже бесшумно взмыл в небо — на сегодня было ещё много планов, а ночь уже заканчивалась.

Глава 10

Тремя часами позже Олаф и адмирал сидели на веранде дома последнего и наблюдали рассвет. Хороший, кстати, рассвет был, на удивление красивый. Перед Олафом стояла пустая тарелка — плохое настроение ничуть не помешало никогда не страдающему отсутствием аппетита гиганту отдать должное тушёному мясу и баклажанам. Ковалёв, прихлебывая свой любимый кофе, с удовольствием разглядывал расцвеченное яркими красками небо и жмурился от удовольствия, как кот, дорвавшийся до халявной сметаны.

— Зря ты так, — грустно сказал Олаф.

— И что я зря? Только не говори, что я вновь был излишне жесток. Эти люди получили то, что захотели. Превращать мою родину, пусть и малую, в новую Чечню я никому не позволю.

— Да я не про жестокость, — махнул рукой Олаф. — Я бы этих крыс и сам передавил. А ещё лучше, Ланцету бы отдал…

— Времени не было, извини, — вздохнул Ковалёв. — Так, допросили по-быстрому, и то слава богу. Так что пусть будут довольны, толстопузые, что умерли быстро и семьи не пострадали.

— Да и хрен бы с ними, хотя насчёт семей, может, и зря. Есть такое понятие — «коллективная ответственность». Как ни крути, а в чём-то Сталин был прав. Если будут знать, что не пощадят никого, сто раз подумают, прежде чем снова лезть в авантюры.

— Оно так, конечно, но дети, например, ни в чём не виноваты.

— Что вовсе не помешало им пользоваться тем, что наворовали папочки-мамочки. Хотя ладно, пускай сейчас почувствуют все прелести смены социального статуса. Но ты знаешь, меня куда больше другое волнует. Ты сам посуди, мы наследили, как рота слонов на фарфоровом заводе, и если воронка на месте цыганского табора — повод офигеть, то насильственная смерть сразу трёх республиканских министров, дюжины предпринимателей неслабого ранга и кучи тварей попроще — это уже ни в какие ворота не лезет. Тут будут КОПАТЬ!

— Это хорошо, что ты понимаешь ситуацию, — кивнул Ковалёв. — А то я боялся, что ты так и останешься лейтенантом до конца дней своих. Нет, ты всё правильно просчитал, но ты просто не в курсе всех нюансов, главный из которых — мы выходим из подполья.

— Это ещё зачем? — удивлённо поднял брови Олаф. — Нам что, своих проблем не хватает?

— Хватает, десантная твоя душа, хватает. Но придётся действовать, рамки, в которые мы сами себя поставили, стали нам уже тесны. На вот, читай.

Ковалёв вытащил из кармана газетную вырезку и протянул её Олафу. Лейтенант взял её, и по мере чтения брови его начали удивлённо подниматься.

...

«По сообщениям нашего специального корреспондента в Тбилиси, вчера в стране произошёл государственный переворот. Согласно сведениям из достоверных источников, небольшая группа наёмников проникла в президентский дворец и уничтожила президента страны, а также правительство в полном составе. Практически одновременно вторая группа, не вступая в переговоры, полностью уничтожила парламент республики. Вызывает интерес тот факт, что охрана, попытавшаяся воспрепятствовать неизвестным, оказалась бессильна что-либо предпринять, во всяком случае, достоверно неизвестно ни об одном погибшем боевике. Сразу же после этого было объявлено о создании временного правительства республики под руководством некоего Кахо Абдурашидзе. Стихийно возникшие в столице митинги были подавлены с чрезвычайной жестокостью — против демонстрантов были применены рвотный и слезоточивый газы, пластиковые пули и водомёты. В ряде случаев открывался огонь на поражение из стрелкового оружия. При этом полиция и расквартированные в республике воинские подразделения были блокированы в казармах, разоружены и в происходящее не вмешивались. Подразделениям американской армии, расположенным на военной базе в Поти, был передан ультиматум, согласно которому им даётся сорок восемь часов на эвакуацию персонала и техники. Международное сообщество обеспокоено…»

На этом вырезка обрывалась. Олаф поднял глаза на Ковалёва. Адмирал пожал плечами:

— Дальше ничего интересного — визги и писки тех, кто ничего не решает, но лезет со своим мнением, которое никого не интересует.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор