Выбери любимый жанр
Оценить:

Попаданец в ВОВ


Оглавление


1

— Ну так, значит, утверждаешь, что ты из будущего к нам гость?

— Да-да, бля буду… ой, то есть, честное коммунистическое, гражданин… то есть, товарищ… как Вас…

— Да ты что, фашистская сука, смеёшься надо мной?!

— Нет, не смеюсь. — Тихо скулит, размазывая слёзы и сопли по лицу, Вова.

— Ладно. На, утрись. — Особист комкает в кулаке лист бумаги со стола и бросает ему в лицо. Вова громко сморкается и размазывает сопли листом бумаги ещё сильнее.

— Итак, какова диспозиция немецких войск под ***? Сколько танков? Ты же, падло, из будущего у нас, да? Ты же, сука шпионская, всё это знать должен? — Усмехается офицер.

— Да не знаю я, сколько там танков. В школе что-то такое она говорила, училка наша, но я уже не помню. Но мы победим! Да какие нафик танки, мы же в войне победим!!! Мы под Сталинградом им дадим просраться! Или уже дали? Отведите меня к товарищу Сталину, я ему всё расскажу, я его научу, да мы вообще весь мир тогда завоюем, Вы же даже не представляете, кто я такой и что я такое! Да Вы тогда, — продолжает Вова, всё более смелея и поднимаясь со стула: — Вы тогда пожалеете, что так со мной тут обращались! Да вы на коленях передо мной ползать будете, все, и прощения просить! А я не прощу! Слышите?! Никого не прощу! Слышишь, ты?! Сам товарищ Сталин, лично, тебе путёвку в Сибирь выпишет! Я ему — восторженно округлив глаза, Вова взрывается: — Да я ему про атомную бомбу расскажу!!! Точно! За руку с ним здороваться буду, чай с ним вместе пить буду, да он тогда без меня вообще никуда, вместо Берии ему буду! Я знаю, я про такое читал!

Вова за светом лампы, направленной прямо ему в лицо, не замечает, как офицер постепенно бледнеет. Уняв дрожь в руке, особист наконец поднимает авторучку и аккуратно заносит в протокол строку: «Оскорбления в адрес лично товарища Сталина», от возобновившейся дрожи в руке слегка смазав точку в конце строки. Затем медленно поднимается и уходит.

Вова торжествующе улыбается, вновь усаживаясь на стул и вальяжно закидывая ногу на ногу, развалившись спиной на спинке стула.

Вновь открывается дверь в помещение, и заходят двое в форме. Один из них неспешно проходит Вове за спину.

Мощный удар впечатывает лицо Вовы в стол, разбрызгивая хлынувшую из его носа кровь по лежащим на столе бумагам. Кто-то хватает Вову за воротник и стаскивает на пол. Минуты две слышны звучные, гулкие удары сапогами и редкие, прерывистые хрипы и всхлипы, а затем двое в форме уходят. Ещё минуты через две дверь в сырое, мрачное помещение снова со скрипом открывается, Вова слышит топот шагов по полу и скрип отодвигаемого стула.

Офицер садится за стол и неспешно закуривает. С пола неподалёку от его ног слышны звуки коротких всхлипов и более продолжительных стонов.

— Ну что, оклемался? Присаживайся. — Ласково говорит особист, докурив наконец папиросу и выдыхая последние клубы едкого дыма вместе с теперь появившимся в его дыхании запахом алкоголя. Вова подползает к стулу и тяжело падает на него, охнув и согнувшись в три погибели. — Итак, давай с самого начала, но теперь спокойно, медленно и по порядку. Вопрос первый: какова диспозиция немецких войск под ***?

— У меня там в айфоне… ммм… там всё должно быть. Интернет только нужен. А может, и без интернета, не знаю. Что-нибудь можно же придумать. Только вот разрядился, зараза. Нужно 220 вольт подключить, кажется. Не знаю, я не силён в электрике.

— Что ты буробишь?

— Ну Вы же айфон мой у меня отобрали.

— С твоим оборудованием, с прибором твоим шпионским, специалисты наши разберутся, не переживай. Наши люди тоже не лыком шиты. Кстати, насчёт прибора, — офицер поднимает трубку: — Галин, с Петром меня соедини.

Через минуту:

— Ну что, разобрал прибор? Что там?

— Это просто какой-то пиздец, я такого в жизни не видел. Во фрицы дают! Там под крышкой винтики такие мааахонькие, у нас и отвёрток-то таких никогда не было. Ну я вроде кончиком ножа их открутил, а там… пиздец, я не знаю, что это! Ну вот хоть судите, расстреляйте меня, шкуру с меня живьём дерите, а не знаю. В жизни не видел.

— Да ты кто у нас, хер моржовый?! Если ты не знаешь, то кто знает? Ну хоть не взорвётся она, это-то ты знаешь? Ладно. Этот говорит, там двести двадцать надо подключить. — Обращаясь к Вове: — Куда надо подключить? — И снова в трубку: — Говорит, к батарее. Можно это сделать?

— Ну, в принципе, можно. Но только под Вашу ответственность!

— Сейчас, подожди.

Особист снова закуривает и несколько секунд сидит молча, размышляя. Наконец, снова подносит трубку к уху:

— Под мою. Врубай!

— Врубаю! Бляааа!!! Сука, ёж твою мать!

— Что, что такое?! Говори!

— Да она, манда, как рванёт, и дым оттуда пошел.

Офицер роняет трубку и меняется в лице:

— Ах, ты ж… фашистская харя… да я тебя… да я тебя! Мразь! Да я тебя собственными руками сейчас кончу, без суда и следствия, при попытке побега, по законам военного времени! Ах ты ж скотобаза!!!

Рука офицера медленно, подрагивая, тянется к кобуре с пистолетом, а у Вовы под стулом расползается жёлтая лужица. «А 220 ли там на него через зарядное приходит?» — Пробегает у него в голове шальная мысль.

3
Loading...

Вы читаете

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор