Выбери любимый жанр
Оценить:

Военачальник


Оглавление


37

— Ты?! Ты — Макобер? Тебя и не узнать… Ты в курсе, что Влад пропал?

— В курсе. Вот от него письмо. Велено его передать тебе. Вкратце: он жив и почти здоров, сидит в клинике и велит тебе не убивать всех подряд. Скоро прилетит. Держи письмо… и убери от меня этих зверюг! — Макобер протянул свиток Амалии и опасливо покосился на крупного пса, с удовольствием обнюхивающего его зад.

Глава 6

— Сюда вставляется деревянный пыж, потом закатывается ядро, потом опять пыж. Черпак воды вы уже залили. Зимой под пушкой ставится жаровня, вот тут, под тыльной частью. Теперь смотрите: маг-пушкарь должен как бы проникнуть в пушку, ощутить воду, залитую под первым пыжом, и, воспользовавшись Силой, мгновенно нагреть ее выше температуры кипения. Если вы слишком сильно нагреете воду — пушка может взорваться, если недостаточно — пар вытолкнет ядро рядом и оно никуда не полетит. Смотрите, как надо!

Арефий встал рядом с пушкой и сосредоточился. Через минуту Влад увидел, как аура пушкаря засияла отраженным светом Силы, пускаемой в ход, и пушка, глухо ухнув, так что заложило уши, выплюнула тяжелый шар, с шелестом и воем понесшийся над землей. Снаряд ударил в мишень — деревянный щит с нарисованными на нем кругами, в ста метрах от стены города, и пробил здоровенную дыру.

— Заряжай следующий! — Обслуга пушки бросилась исполнять, заталкивать еще один чугунный шар в орудие.

Влад решил наладить производство чугунных ядер — свинцовые были слишком дороги, их было решено использовать только в особых случаях, для разбивания самых прочных объектов — таких, например, как осадные башни.

Влад усмехнулся, стоя за спиной Марины и переступил с ноги за ногу — ему до чертиков надоело стоять позади нее и изображать телохранителя…

После того как Влад распрощался с Марьяной, он перенесся в Пазин, на свою лужайку, где обычно приземлялся после перехода через портал. Увы, его встретило неприятное известие, продолжившее череду неприятностей этих дней: слуги, ухаживающие за собаками, сообщили, что почти все головастые щенята погибли. Остались только два крупных щенка, кобелек и сука, которые бодро посасывали своих мамаш. В чем было дело, он так и не понял. Возможно, те переделки, что он задал организмам зародышей, оказались несовместимы с жизнью. Но если бы он был рядом, то, вероятно, сумел бы предотвратить несчастье, но это не факт.

«Все, все пошло как-то враздрай! — думал он. — Еще и Марьяна добавила!»

Дело в том, что, когда он улетал, Марьяна обняла его и, грустно улыбнувшись, сказала:

— Влад, я хочу создать семью, хочу детей. Знаю, что с тобой это не получится. Не знаю, что мне делать: и с тобой не хочу расставаться — куда я от тебя денусь? — и семья мне нужна. Теперь я молодая, здоровая, мне, как и всем бабам, хочется счастья. Подумай на этот счет, а? И прости меня, что я оказалась такой же, как и все бабы… не думай ничего плохого — я всегда за тебя и пойду за тобой куда угодно, хоть в преисподнюю. Но так хочется подержать маленькое тельце… поухаживать за ним…

В общем, настроение у Влада было отвратительное, а тут еще и гибель щенят. Он сдержался, чтобы не наорать на слуг — они-то при чем?

Обнял бросившуюся к нему Амалию — с меньшей радостью, чем хотел бы, что она сразу почувствовала и слегка замкнулась в себе. Марина тоже виновато косилась на него — она ничего не смогла сделать, чтобы спасти щенят, ее не было в тот момент в поместье.

Макобер отсутствовал, со слов Амалии. Он побрился, оставив короткую франтовскую бородку а-ля испанский вариант, и с Панфиловым они унеслись выбирать место для посадки драгоценного куста мясницы. За ними последовал отряд стражи, человек пятьдесят, — из попытки похищения Влада были сделаны должные выводы.

Поместье фельдмаршала было окружено двумя уровнями защиты: внешним — патрулями стражи, на улице перед домом и внутренним — избранными охранниками, которыми руководил Казал, они находились везде, где только можно, к огромному неудовольствию собак.

Щенят похоронили в дальнем углу и заровняли место, чтобы не напоминало о неудавшемся эксперименте. Собаки тыкались носами в руку Влада, радостно его приветствуя, — как всегда, они не винили человека в том, что случилось, он же был их бог…

Свидетелями прибытия Влада оказались трое стражников, которых Амалия сразу же отделила от остальных и приказала строго-настрого молчать о том, что фельдмаршал появился у себя дома — пусть враг так и думает, будто он пропал. От Влада слишком много зависело, чтобы он мог позволить себе рисковать — по крайней мере до тех пор, пока не разберется с мятежниками.

Поздним вечером, на большой, закрытой от посторонних глаз веранде, освещенной магическим светильником, собралась вся компания: во главе стола Влад, похудевший, но вполне бодрый, Амалия, в неизменном черном костюме, только легком, шелковом и украшенном серебристыми узорами, Марина, в довольно легкомысленном сарафане, обрисовывающем ее соблазнительную фигуру (после того как ее омолодили, она стала предпочитать ну совсем уж смелые одеяния, как будто отрывалась за все годы старческой жизни), Макобер — он был в золотистом костюме, с испанской бородкой, тросточкой для форсу, Панфилов — тоже помолодевший, скромно одетый в простой на вид, но очень дорогой костюм из шелковой ткани. Ну и само собой — Казал. Он все время молчал и следил за тем, чтобы собравшимся никто не мешал совещаться, время от времени выходя из дома и возвращаясь на свое место. Аканфия они услали разбираться с пушкарями, чтоб посмотрел, что там происходит в литейке. Ему предстояло возглавить артиллерию города.

3
Loading...

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор