Выбери любимый жанр
Оценить:

Самая темная ночь


Оглавление


58

Теперь улыбнулся он. Ксанка говорила так, словно Дэн только что спас близнецов от еще больших неприятностей. Словно, не появись он вовремя, братьям Голиковым пришлось бы несладко. Маленькая самонадеянная нахалка.

— Я Дэн. — Он протянул ей ладонь.

— Я в курсе. — Она рассматривала его руку долго и внимательно, а потом протянула свою. — Спасибо тебе, Дэн.

Он осторожно сжал тонкие пальчики.

— Не за что. Таких уродов нужно учить. Давай я тебе помогу.

От помощи она отказалась, резво вскочила на ноги, со стоном коснулась виска.

— Может, в медпункт?

— Не нужно. — Одной рукой придерживаясь за стену сарая, второй Ксанка пыталась удержать горловину порванной майки.

Дэн стянул с себя олимпийку, набросил ей на плечи.

— Мне не холодно.

— Я знаю.

— И я не стесняюсь.

— Конечно.

— И вообще, не нужно было вмешиваться, я бы сама…

Что сама, она не договорила, замолчала, глядя в темноту поверх Дэновой головы. Лицо ее застыло бледной маской. Живыми на этом лице-маске оставались только глаза. Дэн обернулся, подсознательно он уже знал, что увидит в ночном небе.

— Это блуждающий огонь. — Он взял Ксанку за руку. Она, кажется, даже не почувствовала его прикосновения. — Местная природная аномалия. Не бойся.

— Я не боюсь. — Ксанка передернула плечами. — С чего ты взял?

Это было очевидно, так же очевидно, как то, что она не любит прикосновений. В глазах ее был страх и еще что-то… Дэн бы сказал, что это узнавание.

— Да, я заметил, ты бесстрашная.

— А ты врун. — Девушка больше не смотрела на небо, но на него она тоже не смотрела.

— Тебя не хватятся? Ночь ведь уже. — С ней было тяжело, но просто уйти он не мог.

— Кто? — Ксанка удивленно приподняла брови.

— Родственники.

— Нет у меня никого. Ясно? Я сама по себе. — В голосе ее была злость пополам с горечью.

— Так не бывает.

— А ты много знаешь про то, как бывает?

Она ждала ответа, а Дэн молчал, взгляд его был прикован к ее шее, к тому месту, где за вырез порванной футболки ныряла серебряная цепочка. Цепочка светилась бледно-зеленым светом. Свет этот просачивался сквозь прореху в майке, и было очевидно, что исходит он от ключа. Ксанка проследила за его взглядом, молча накрыла ключ ладошкой.

— Чего уставился? — спросила зло.

— Он светится.

— Тебе показалось.

— Он светится тем же светом, что и огонь в лесу.

— Тебе показалось! Понял?

Ксанка, толкнув его в грудь, исчезла в темноте. Дэн догнал ее быстро, заступил дорогу.

— Что тебе от меня нужно? — В окружившей их темноте он не видел ее лица, слышал лишь сбивающееся от злости дыхание.

— Я тебя провожу.

— Я ничего не боюсь.

— Знаю. Я просто провожу тебя до дома.

— У меня нет дома.

— Значит, я провожу тебя, куда захочешь.

Она ничего не ответила, лишь возмущенно фыркнула. Наверное, это было согласие. Во всяком случае, Дэн так решил.

У дома Василия горел фонарь, но окна оказались темны. Похоже, Ксанку и в самом деле никто не ждал. Они остановились у крыльца, не зная, как расстаться, что сказать друг другу на прощание. Неловкое молчание затянулось, поэтому, когда Ксанка заговорила, Дэн вздохнул с облегчением.

— Что это за огонь? — Она кивнула в сторону леса. — Почему он блуждающий? Почему светит так странно? Расскажи! — не попросила, а потребовала, точно была уверена, что он не посмеет ей отказать.

— Зачем тебе?

— Нужно.

Она долго молчала, куталась в его олимпийку, а потом спросила уже совсем другим, каким-то несчастным голосом:

— Скажи, ты знаешь про этот огонь хоть что-нибудь?

В этот момент Дэну стало очевидно, что движет ею не праздное любопытство. В ней, как в Туче, чувствовалась какая-то неправильность, что-то такое, что не дано понять простому человеку.

— Я его видел, — сказал Дэн.

— Так, как сегодня?

— Нет, в лесу, гораздо ближе.

— И ты помнишь место?

Который уже человек спрашивает, помнит ли он место.

— Не знаю.

— Я хочу посмотреть. Ты возьмешь меня с собой? — Она сжала его руку, привстала на цыпочки, заглянула в глаза.

— Возьму. — Дэн кивнул, и она вздохнула с облегчением. — Если ты объяснишь, зачем тебе это нужно.

— Мне нужно. — Ксанка упрямо вздернула подбородок.

— Тогда объясни.

Она молчала очень долго, решение давалось ей тяжело. Дэн ждал, рассматривал ее лицо. Глубокие тени, скупые световые мазки. Сейчас, слепленное из света и тени, оно казалось не красивым даже, а совершенным.

— Хорошо. — Ксанка кивнула, и магия тут же исчезла. — Только не сегодня, я расскажу тебе завтра. Расскажу и покажу.

Голос ее поблек, словно выцвел. Довериться первому встречному тяжело, особенно если ты привык не доверять никому.

— Спасибо. — Она протянула ему олимпийку.

— Был рад помочь.

Ксанка глянула на него удивленно. Не поверила?

— Я зайду за тобой завтра. Хорошо?

— Нет, я сама тебя найду.

Дэн смотрел на закрывшуюся за ней дверь. Вот и все. Даже «до свидания» не сказала…

Дневник графа Андрея Шаповалова

1908 год

Лето пролетело незаметно. Мы с Игнатом и оглянуться не успели, как наступил сентябрь. Случившееся на ведьмином затоне мы больше не обсуждали и данное Степану обещание сдержали — отец так ничего и не узнал о той страшной ночи. Да, сказать по правде, отцу было не до нас. Он и в поместье появлялся лишь наездами. Дела требовали его почти неотлучного присутствия в городе, а мы с Игнатом скучному городу предпочитали деревенскую вольницу.

3
Loading...

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор