Выбери любимый жанр
Оценить:

Командир Красной Армии


Оглавление


1

Пролог


— Мишин! У нас вылет! Живо в машину! — заорал командир нашего экипажа капитан Ермолов, высовываясь из УАЗа-«буханки».

Отбив удар ножом, я оттолкнул руками своего спарринг-партнера, уводя взмах клинка в сторону, показал ему на машину и, подхватив автомат из импровизированной стойки, рванул к «уазику».

Санька Белкин после контузии плохо слышал, так что нужно было говорить очень громко или просто показывать ему, чтобы он понял. Контузия — это, конечно, плохо, но для меня хорошо. Где я еще найду такого спеца по рукопашке и ножевому бою? Сам я тоже неплох, но то, что показывал и чему научил за эту неделю Санька, быстро спустило меня с облаков на землю. Чтобы достигнуть таких впечатляющих результатов, мне нужно тренироваться с ним не неделю, а полгода минимум. Ничего, основное он мне указал, осталось только довести движения до автоматизма. Как сказал один мастер рукопашного боя:

«Ученик знает пять приемов, доведенных до автоматизма, но он ученик. Молодой воин — десять приемов, он хороший воин. Опытный знает пятнадцать приемов, доведённых до совершенства. Мастер — около тридцати, он считается непобедимым, но нет предела совершенству».

Я владел одиннадцатью приемами рукопашного боя, за два года доведенными до идеального состояния, и разучивал еще три. На ножах я оказался не так хорош, средняк, но теперь знал, чему надо учиться, и, думаю, до дембеля подниму умение на приличный уровень. Хотя бы руку набью. Так что был я крепким среднячком, не более.

Запрыгнув в машину, я быстро осмотрелся. Штурман и второй борт-стрелок тоже были тут. Борттехника Палыча в машине не было, скорее всего, он уже был у машины. Впятером мы составляли экипаж машины боевой. Проще говоря, на своем Ми-8 мы обеспечивали доставку боеприпасов, эвакуацию раненых бойцов спецназа и многое другое. Борт-стрелки, конечно, на транспортниках не положены, но все вертушки нашего полка летали с ними. Был им и я. Почти два года назад, когда только попал в наш вертолетный полк, ко мне с Игорем подошел молодой офицер в звании старшего лейтенанта.

В то время в качестве борт-стрелков практиковалось использовать находящихся на отдыхе спецназовцев или легкораненых солдат-десантников из расположенного рядом госпиталя, где они проходили долечивание. Постоянных стрелков не было. Вот одному командиру экипажа и пришла в голову мысль взять срочников и обучить их всему чему надо. Тут и полное взаимодействие, и наработанные со временем навыки и большой срок совместной службы. Надо сказать, что тот вертолетчик не прогадал и его примеру стали следовать другие экипажи. Но это было потом, а сейчас этот офицер с интересом рассматривал нас, выбирая будущих стрелков.

Мы тогда стояли у здания штаба, ожидая начштаба, который должен был нас распределить по подразделениям. Хотя какие для нас подразделения, готовили нас в учебке, как бойцов охраны, так и должны мы были пополнить состав охранной роты аэродрома, которая несла одна из частей стоявшего неподалеку десантного полка.

Поэтому все семнадцать человек с интересом посмотрели на подошедшего вертолетчика.

Я не знаю, почему из всех он выбрал меня с Игорем, но с тех пор я хоть и числился в роте охраны, но даже своего ротного командира видел только мельком.

За месяц нас с Игорьком так натаскали в пулеметном деле, что только держись. Нет, конечно, асами мы за это короткое время не стали, но уже кое-что умели. С тех пор и летали в экипаже сперва старшего лейтенанта, потом уже и капитана Ермолова. Были разные случаи, война все-таки, нас один раз даже сбили, пришлось пехом отрываться от преследовавших боевиков. Хлебнули мы тогда, ладно хоть ранениями обошлись, без погибших.

За два года службы в Чечне я из салабона превратился в пулеметчика экстра-класса и дослужился до старшего сержанта. Но не это главное, ДО ДЕМБЕЛЯ ОСТАВАЛОСЬ ВСЕГО ШЕСТЬ НЕДЕЛЬ, И ЗДРАВСТВУЙ, ЛЕТНОЕ УЧИЛИЩЕ!!!

Конечно, срок службы при ведение боевых действий сокращался с двух лет до года, но это во время войны, сейчас же по словам правительства в Чечне было все мирно. Поэтом срок службы у нас шел по уставу.

— Что случилось? — крикнул я штурману (шумоизоляции в машине не было, поэтому приходилось надрывать горло). Мы в это время как раз вырулили из военгородка и попылили к полосе, где стоял наш полк.

— Наших зажали, нужна эвакуация!

Игорек знал, куда и зачем мы летим, поэтому молчал, отсвечивая выспавшимся и отдохнувшим лицом. У него не было привычки тратить все свободное время на свое физическое усовершенствование. В отличие от него, я это глупостью не считал и за два года из салабона, которого соплей можно перебить, превратился в «хищного зверя». Мне так наша повариха сказала, прошептав на ухо. Может, приятное хотела сделать, но спарринги с бойцами спецназа, которые часто квартировали на территории нашего полка, были мне вровень, а один раз в увольнительной я схлестнулся с двумя морпехами и, к своему удивлению, вырубил обоих. Сейчас уже не помню, из-за чего мы подрались, но свой уровень оценил. Парни были трезвы и готовы к драке.

— Одни идем или с прикрытием? — спросил я, мельком посмотрев на «Грачи», четыре из них механики готовили к полету.

— С Соловьевым. В прикрытии две вертушки, — кивнул штурман.

Я скривился. Если у духов есть ПЗРК, то нам и вертушки не помогут. Увидев мою мимику, штурман крикнул:

— «Сушки» еще будут. Кстати, наши за перевалом.

— За перевалом? Какого хрена они там делают?! Этот перевал уже год, как в лапах у боевиков?!

3
Loading...

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор