Выбери любимый жанр
Оценить:

Тропическое безумие


Оглавление


18

— Да… Жуткая история.

— И ужасная. — Выключив компьютер, Иона встала из-за стола.

— По крайней мере, отец не убил его, — заметила Энджи.

— Нет. Он просто выгнал сына из дома, лишив наследства. У Люка остались лишь деньги от деда по материнской линии.

— Отвратительный поступок, — вздохнула кузина.

— Я уже жалею о том, что нашла эту информацию. Как мог отец Люка так поступить?

Энджи задумчиво взглянула на нее:

— Может, это синдром старого быка, который выгоняет из стада более молодого?

— Синдром или нет, ему нет оправданий. Неудивительно, что Люк такой… такой жесткий, — произнесла Иона.

— Ты говоришь так, будто не убеждена в том, что он ничего подобного не совершал.

Иона ошеломленно взглянула на Энджи:

— Конечно, убеждена.

Энджи поинтересовалась с любопытством:

— Насколько я поняла, ты знаешь его не очень хорошо. Почему ты уверена, что он не мог вступить в связь со своей мачехой? Или изнасиловать ее?

— Я уверена, что Люк не способен это сделать, — сказала Иона. — Он не такой. — Она взглянула на часы. — Мне надо идти. Завтра утром мы уезжаем. Я тебе позвоню.

— Будь осторожна, хорошо?

— Я всегда осторожна.

Но на этот раз ей придется быть гораздо более осторожной.

Глава 6

Иона внимательно оглядела Люка. Он выглядел слегка помятым, по-домашнему расслабленным, и этот непринужденный вид усиливала темная щетина на его подбородке. В низу живота у Ионы томительно и сладко заныло. Она хотела Люка — и желание ее возросло после того, что она узнала о нем.

Как мог отец выставить его из дома? Это не укладывалось в ее голове.

Хотя, по всей видимости, Аристо Микелакис имел такую привычку — отвергать своих детей. Теперь Иона поняла, почему Люк удочерил сводную сестру, и уважала его за это.

— Ты хорошо провела вечер? — спросил он.

— О да, спасибо.

— Замечательно. — Он довел ее до спальни, затем предложил: — Я собираюсь немного выпить. Не хочешь ко мне присоединиться?

Соблазн боролся с предосторожностью. Предосторожность победила. Иона сказала:

— Честно говоря, я устала. Пойду к себе.

— Возможно, это разумно, — небрежно произнес Люк, нисколько не расстроенный.

— В котором часу мы завтра выезжаем?

— Около девяти. Ты катаешься на лыжах?

— Да.

— Тогда ты получишь удовольствие. Мы возьмем для тебя лыжные ботинки напрокат, когда приедем на горнолыжную базу.

— Но ведь я буду присматривать за Хлоей, — возразила Иона.

— Конечно, ты будешь присматривать за ней, но у тебя все равно будет возможность покататься, если ты захочешь.

После секса с Люком Иона поняла, что до этого она и не догадывалась о том, что такое — настоящая любовь. Отношения с Кевином начались с дружбы, которая постепенно переросла в нечто более глубокое. Он был ее единственным мужчиной до Люка, терпеливый и нежный, бережно пробуждавший в ней женщину.

Люк требовал от своей партнерши такой же сексуальной энергии, какой обладал он сам. Он научил ее отдаваться своим порывам, пока она окончательно не потеряла голову…

Судорожно глотнув воздух, она произнесла:

— Я пойду собирать вещи.

Иона прошла мимо него, но была остановлена ленивым движением мускулистой руки. По коже ее пробежали мурашки.

Уронив руку, Люк неспешно произнес:

— Я собрался выпить по поводу удачного контракта, который подписал сегодня с вашим премьер-министром, окруженным кучей чиновников и советников. Польза для меня, польза для Новой Зеландии. Я не пью один, поэтому приглашаю тебя выпить со мной.

— Это приказ? — поинтересовалась она. А соблазн тем временем снова охватил ее.

Пожав плечами, Люк невозмутимо произнес:

— Конечно нет.

«Откажись. Откажись немедленно!»

Но что плохого случится, если она выпьет с ним?

— Если этот контракт принесет пользу Новой Зеландии, я выпью с тобой, — степенно ответила Иона.

В гостиной, протянув ей бокал с искрящимся напитком, Люк спросил:

— Ты с детства была прямолинейной? — В его львиных глазах заиграли веселые огоньки.

— К сожалению, да. Тактичность и осмотрительность дались мне нелегко. Наверное, я расстраивала своих родителей, пока не научилась сдерживаться.

— В детстве человек исследует жизнь, а также учится, совершая ошибки. — Неожиданно Люк грустно улыбнулся. — И родители тоже учатся. Представь себе, я допустил массу промахов в первый год жизни Хлои, когда ухаживал за ней.

Иона потрясенно взглянула на него:

— Ты сам за ней ухаживал?

Люк кивнул.

— Почему?

Он непринужденно пожал плечами:

— Я прочитал несколько книг и понял, что для малыша очень важно привязаться к кому-нибудь. И мне захотелось, чтобы этим человеком стал я, а не няня, которая, возможно, в будущем уйдет. Поэтому я увез Хлою на остров — туда, где находится мой дом. Благодаря современным средствам связи я мог оттуда руководить бизнесом. — Он улыбнулся, вспоминая это непростое время. — Ухаживать за младенцем было нелегко, но мне помогали опытные местные жительницы. И у нас с Хлоей все получилось.

Потрясенная, Иона сказала:

— Ты блестяще выполнил эту работу.

Люк приподнял бокал:

— Давай выпьем за Хлою. А еще за… Ну а что касается контракта, я не хочу предвосхищать завтрашнее заявление премьер-министра, поэтому провозглашаю тост за возможность оказать значительное влияние на человека или ситуацию.

Вздрогнув, Иона, словно эхо, повторила его слова и отпила шампанское, которое было необыкновенно вкусным. «За Люка Микелакиса», — мысленно произнесла она, стараясь обуздать свои чувства, грозившие превратиться в неконтролируемый бурный поток. После шампанского этот мужчина, смотревший на нее из-под опущенных ресниц, казался ей еще более сильным, более могущественным, более ярким.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор