Выбери любимый жанр
Оценить:

Тропическое безумие


Оглавление


8

Он не собирается делиться с ней семейными секретами. Газеты, журналы и Интернет и так наполнены сплетнями о его личной жизни. Если кто-нибудь узнает о том, как Хлоя появилась на свет и почему он ее удочерил, это сразу же подольет масла в огонь.

Люк решил молчать до тех пор, пока он не сможет полностью доверять Ионе. Ведь отец снова угрожает ему. На этот раз он собирается оспорить в судебном порядке его право на опекунство дочери Аристо.

Глава 3

Однако Лукас неохотно признал, что Иона говорит дело.

Вчера он приказал своей службе безопасности проверить ее и Энджи. Отчет поступил рано утром. Они были чисты. «Практически святые», — язвительно подумал Люк.

Взглянув на отрешенное личико Хлои, покачивающейся на лошадке, Люк изменил свое решение. Тем не менее он тщательно подбирал слова:

— Мать никогда не принимала участия в жизни Хлои.

Она даже не дала девочке имя. Люк назвал малышку в честь своей бабушки.

Раздраженный оттого, что шелковистая кожа Ионы и ее грациозные движения по-прежнему не дают ему покоя, он продолжил более резко, чем сам того хотел:

— Я всегда заботился о ней. К сожалению, вчера вечером ее няню вызвали в Англию, к больной матери, поэтому Хлоя, возможно, будет вспоминать о Нелли. Я оставлю тебе номер своего телефона, и если возникнет необходимость — но только крайняя необходимость, — звони мне.

Опустив ресницы, Иона кивнула и спокойно произнесла:

— Я не склонна к панике.

Лукас подавил в себе еще один всплеск желания, настойчивый и глубокий. Лицо Ионы не соответствовало классическим стандартам красоты, однако нечто в ее облике, в ее стройном гибком теле постоянно возбуждало его.

Однако у Лукаса Микелакиса есть обязанности, которыми невозможно пренебречь, и хотя у него несколько месяцев не было женщины, закрутить сейчас роман — снова закрутить, с иронией поправил он себя, — он не может.

А уж контролировать порывы своего тела Люк научился очень хорошо…

Иона повернулась к Хлое. Люк для нее ничего не значит, как ничего не значит и то, что он, вероятно, был женат, когда страстно занимался с ней любовью.

И все же она с трудом подавила в себе дурацкое ощущение того, что он предал ее.

— Когда ты планируешь вернуться? — спросила она.

— Я думаю, совещание закончится до пяти часов, — ответил Люк. Его жесткий тон свидетельствовал о том, что он не привык ни перед кем отчитываться. — Если оно затянется, я или мой помощник свяжемся с тобой. У тебя на вечер назначена какая-то встреча?

— Нет.

— Хлоя, я ухожу, — повернулся он к девочке.

Та слезла с лошадки и бросилась к нему, вытянув ручки. Увидев, как он подхватил ее, высоко подняв в воздух, Иона расслабилась. Люк не был открытым, эмоциональным человеком, но его любовь к дочери очевидна. Нежно прижав Хлою к себе, он что-то прошептал ей на ухо по-гречески.

«Забудь о том, что этот голос заставлял тебя дрожать, — велела себе Иона. — Сконцентрируйся на Хлое».

Малышка выглядела такой крошечной, когда уютно прижалась к широкой груди Люка. Хлоя поцеловала мужчину в щеку, и суровое лицо его, будто высеченное из камня, мгновенно смягчилось.

Сердце Ионы дрогнуло.

Осторожно опустив Хлою на пол, Люк выпрямился:

— Веди себя хорошо, пока меня не будет дома. — Он взглянул на Иону: — Вам принесут перекусить в десять часов утра, ланч — в двенадцать. После ланча Хлоя должна поспать, а затем, когда проснется, дай ей фрукты.

— Лукас, а можно мисс Иона отведет меня поплавать?

Люк улыбнулся Хлое:

— Нет, потому что Иона не взяла с собой ничего, в чем она могла бы плавать.

Иона возразила:

— Вчера я заметила, что здесь есть бассейн, поэтому захватила с собой купальник. — Она мельком взглянула на Люка, ощутив, как вспыхнули ее щеки. На Таити Иона плавала обнаженной, и огоньки, сверкнувшие в его глазах, свидетельствовали о том, что он помнит это. — У меня есть также сертификат спасателя.

Секунду длилось напряженное молчание, но затем он согласился:

— Я знаю, что ты прекрасно плаваешь. Хорошо, поплавайте вместе. — И Люк обратился к Хлое: — Но когда мисс Иона попросит тебя выйти из воды, ты не будешь уговаривать ее поплавать еще минутку. Обещаешь?

Маленькое личико девочки стало очень серьезным.

— Да, обещаю, Лукас. Я буду послушной девочкой. Настоящим золотцем, как Нелли говорит.

Улыбнувшись, Люк обратился к Ионе:

— Хлоя прекрасно плавает для своих лет, но, если она долго находится в воде, губы у нее синеют и она начинает дрожать.

Наблюдая за девочкой, Иона поняла, что это непосредственный, искренний ребенок. Судя по всему, Люк был строгим, но справедливым отцом, и Хлоя прекрасно чувствовала себя рядом с ним. Она с любовью отзывалась о няне, однако самым главным был для нее явно Люк.

Ситуация все больше интриговала Иону. Может быть, он не знал о ребенке, когда у них был роман на Таити?

Но ведь он сказал, что мать Хлои никогда не жила с ними. Получается, она всего лишь выносила и родила девочку… Впрочем, это не ее дело.

Когда Хлоя уснула, Иона села на террасе и собралась почитать книгу, но никак не могла сосредоточиться. Разозлившись на саму себя, она встала и подошла к краю террасы. Облокотившись о перила, Иона посмотрела вдаль. На ярком небе плыли легкие облачка, вдали виднелся порт, в солнечных лучах переливались волны. После того как Кевин утонул, она долгое время не могла смотреть на море. Иона намеренно выбрала Таити, так как там море было повсюду. Это помогло ей преодолеть свой страх… Правда, не только это. Мучительное ощущение ответственности за смерть Кевина затмилось чувственным туманом, которым окутал ее Люк…

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор