Выбери любимый жанр
Оценить:

Одна ночь и вся жизнь


Оглавление


31

—Все в порядке, Kyrie Palamidis?

—Да. — Костас пожал ему руку, продолжая обнимать Софи левой рукой. — Спасибо за помощь. Я сожалею о том, что причинил вам неудобство.

—Я с удовольствием помог вам в таких обстоятельствах.

—И я вам очень признателен.

Мужчина, с которым разговаривал Костас, просиял.

—Теперь мы должны ехать.

Костас уже повел Софи к выходу.

—Какое неудобство? — спросила она.

—Задержка твоего рейса. Идем, Софи.

Они были нужны Элени.

—Хорошо. Давай поедем в больницу.

Она попыталась высвободиться. Он еще крепче обнял Софи, но потом убрал руку. Ей стало легче дышать.

Йоргос ждал их возле лимузина. У него был встревоженный вид.

—Багаж?

Костас усадил Софи на заднее сиденье.

—Уже в багажнике, kyrie.

И спустя несколько секунд, они уехали на машине. Костас поднял перегородку, которая отделяла их от Йоргоса.

Софи была в смятении. Когда Костас появился в той маленькой комнате для допросов и потребовал, чтобы Софи его сопровождала, на минуту она подумала, что он приехал потому, что она была нужна ему... Но как только Костас упомянул Элени, Софи поняла, что она нужна его дочери. Какое разочарование! Но разве Софи могла отвернуться от Элени? Она любила эту маленькую девочку. Почти так же сильно, как любила ее отца.

Она посмотрела в окно.

Костас наблюдал за Софи. Он едва успел помешать ей уехать и сейчас чувствовал себя виноватым. Он не защитил ее. Вел себя безжалостно.

—Что происходит? — Софи осуждающе посмотрела на него. — Это не дорога в больницу.

Даже в смятении, хмурая, она была так красива, что у него сжалось горло.

—Нет, это не дорога в больницу. Я везу тебя домой.


ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Домой? Ее родным домом был пустая хибара на другом краю света.

А это была дорога на побережье, которая вела к вилле Паламидиса. К месту, где она была преисполнена таких надежд и, где, затем последовало такое ужасное разочарование...

Софи пристально посмотрела в глаза Костаса. Они были почти черными — признак сильного чувства, насколько ей теперь, было, известно. И то, как он на нее смотрел — страстно и так пристально, должно было ее испугать.

У нее перехватило дыхание.

Именно так он глядел на нее двумя ночами раньше, когда так нежно любил ее.

—Что происходит? Ты везешь меня не в больницу, не так ли?

—Пока еще нет.

—Каково состояние Элени?

—Она удивительно хорошо себя чувствует. Она скоро вернется к нам домой. Но Элени ужасно огорчилась, когда узнала, что ты собираешься уезжать.

—Ты солгал мне, — прошептала Софи. — Ты умышленно заставил меня поверить, что Элени стало хуже. Как ты мог обойтись со мной так жестоко? Ты заставил меня подумать...

Он придвинулся к ней и взял ее за руку, но она вырвалась.

—Я только сказал тебе, что ты нужна нам.

—И ты солгал.

—Нет, я сказал правду. Ты нужна нам. Нам обоим.

Она покачала головой.

—Не лги мне! Я не стану играть в твои игры.

—Это не игра, Софи. Я только однажды сказал тебе неправду. Когда уверял, что ты нужна мне только на единственную ночь. Ты помнишь?

При этом воспоминании у нее запылали щеки.

—Это не было правдой, Софи. Я хочу большего. Гораздо большего.

Теперь это начало обретать какой-то безумный смысл. Костас хотел большего. Он решил, что одной ночи недостаточно. Она полагала, что должна чувствовать себя польщенной, он нашел ее такой привлекательной.

Но она не чувствовала себя польщенной. Она чувствовала себя... запятнанной. Он желал ее тело. Не ее саму.

Костас придвинулся к ней еще ближе.

—Держись от меня подальше, — задыхаясь, сказала она.

Костас опустил перегородку между ними и шофером и быстро заговорил с ним по-гречески, отдавая приказания. Потом снова поднял перегородку и повернулся к Софи.

Машина сбавила скорость и повернула. После чего съехала с дороги и остановилась. Изумленная, Софи посмотрела в окно. Она узнала это место — маленькую поляну на краю оливковой рощи. Они уже были на территории земельного владения Костаса.

Она услышала, что Йоргос вышел из машины, и машинально потянулась к дверце. На дверцах машины щелкнули замки.

Софи резко повернулась. Костас держал руку на пульте управления.

—Отопри дверцу.

—Я ее скоро отопру. Когда мы поговорим.

—Нам нечего обсуждать. Все уже было сказано. А теперь я хотела бы уйти. — Ее сердце, казалось, колотилось о ребра. Но, тем не менее, Софи старалась держаться спокойно.

—Ты уйдешь, когда мы обсудим то, что происходит между нами.

Она покачала головой.

—Ты не можешь так поступить. Не можешь удерживать меня против моей воли!

—Я удержу тебя только до тех пор, пока ты меня не выслушаешь.

Он обеими руками взял ее за руку. Потом поднес ее к губам и ласково поцеловал. Софи чуть не закрыла глаза от воспоминаний, которые вызвали у нее прикосновения Костаса. Как страстно ее тело все еще желало его! Он перевернул ее руку и поцеловал ладонь. Софи чуть не застонала.

—Я не хочу тебя. Разве ты это не понимаешь? Где твоя гордость?

Он поднял глаза и страстно посмотрел на нее.

—Я нужен тебе так же, как ты нужна мне.

Он придвинулся к ней.

—Йоргос увидит нас.

—Йоргос уже идет к дому.

Она чувствовала на своем лице его горячее дыхание. Судя по его виду, он испытывал желание.

—Нет! Я не хочу...

Костас поцеловал ее в губы, и она замолчала. Его язык коснулся языка Софи.

Это был мужчина, которого она любила. Мужчина, который похитил ее сердце. Такой дерзкий, такой сильный. Красивый, нежный, желавший ее защитить. Даже если она убежит обратно в Сидней, она никогда не освободится от своих чувств к нему...

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор