Выбери любимый жанр
Оценить:

Горизонты нашей мечты


Оглавление


136

— Ну, как наша болящая? — весело спросил Май, влетая в комнату. — Мне тут Бо сообщила, что все сломалось окончательно. Каси, признавайся, много напортачила?

— Лика, я сейчас в тебя брошу чем-нибудь тяжелым, — пригрозила Канса. — Все нормально прошло. Момбан сообщил, что степень восстановления личности пять девяток, прогноз двух нулей — не позже двух-трех недель.

— Замечательно! — просиял Май. — Сира! Если ты в порядке, кончай симулировать и вылазь из постели. Исука еще ночью проснулась, у нее все куда легче прошло, чем у тебя. Она жаждет с тобой поболтать и сравнить воспоминания.

— Иса… А Грампа? Ее тоже будили?

— Нет, конечно. Я с ней пообщался, и она согласилась, что превратить в инвалидов, пусть и временно, двоих из шести воспитателей и то многовато. И у нее степень восстановления личности не более сорока процентов, ей вообще толком проснуться не удастся в разумные сроки. Форсирование сатори ей только психику покалечит. Так что она остается на положении человека, свято верящего в происходящее.

Май ухватил ректора за руку и, глубокомысленно глядя в потолок, пощупал пульс на запястье. Потом склонился, пальцами раздвинул веки и заглянул в глаз.

— Вроде все нормально, — наконец резюмировал он.

— Господин Палек, — холодно сказала Клия, — оставь Сиори в покое. За ее состоянием здоровья наблюдаю я, твои дилетантские потуги без надобности. Кроме того, доступное тебе состояние ее проекции совершенно не коррелирует с реальным самочувствием.

— Тьфу на тебя, роботиха бездушная! — махнул рукой Май. — Каси, пошли. Оставим инвалидов профессионалам. Тебя, между прочим, Кара потеряла. Ей какие-то документы срочно нужны, а ты на вызовы не отвечаешь. Она уже и меня спрашивала, куда ты подевалась.

Он ухватил горничную за руку и утащил из комнаты — та только жалобно пискнула и бросила на Сиори извиняющийся прощальный взгляд.

— Ну, Сира, — Клия присела на кровать, — давай-ка мы немного протестируем твое состояние. Поиграем в вопросы и ответы. Ты в состоянии?

Сиори подняла плохо слушающуюся руку и потерла лоб.

— Паршиво я себя чувствую, Кли, — сказала она. — Но ничего такого, чтобы помереть во второй раз. Спрашивай.

21.02.867, земледень. Катония, Оканака

— Блистательный господин Вакай Каморасий, — настоящий живой слуга (лакей? охранник? мажордом? а кто их разберет…) в вычурной ливрее почтительно протянул обратно пригласительный билет, склоняясь в низком поклоне. — Прошу, проходи.

— Спасибо… — неловко кивнул Вакай, с тоской оглядываясь назад. Такси уже отъехало от крыльца, и гнаться за ним поздно. И чего его сюда принесло? В жизни не ходил ни на какие благотворительные вечера. Он со времен детского дома не переваривал торжественные мероприятия. Если бы не настойчивая просьба господина Исэйки… Ну ничего. Познакомится он с той таинственной персоной, слопает чего-нибудь вкусного на фуршете, а потом тихо свалит домой. В конце концов, когда еще удастся поглядеть на сливки высшего света Катонии? Тем более что билет сюда, по слухам, стоит тысяч восемьдесят, и раз уж достался на халяву, надо пользоваться. Жизненный опыт полезен всякий, в том числе и такой.

Он прошел в услужливо распахнутые лакеем двери и оказался в огромном холле. Пышные золотые люстры сияли вовсю, хотя в большие витражные окна еще били лучи закатного солнца, отражаясь в полированных мраморных полах. По периметру зала стояли столы с закусками: всякими бутербродиками, рулетиками, корзиночками, сладкими булочками, нарезанными фруктами и прочей снедью. Бутылки с вином и кувшины с соком орудийными стволами возвышались над стройными шеренгами хрустальных бокалов. По холлу парами и поодиночке прогуливались разодетые мужчины и женщины, деловито сновали юркие личности, по виду — репортеры, в углах расположились телеоператоры с огромными дисками объективов на груди, с лицами, закрытыми блестящими щитками контроль-панелей. Тихо играла ненавязчивая музыка. В общем, все примерно так, как и показывали по дуроящику. Вакай тихо отошел в сторонку, к одному из столов, и внимательно оглядел закуски. Распознать ингредиенты по виду не удалось, и он храбро откусил от одной тарталетки из песочного теста. На вкус начинка показалась чем-то рыбным, весьма приятным на вкус. Сжевав тарталетку целиком, он бросил взгляд на часы. До официального начала мероприятия оставалось еще минут двадцать. И чего он появился так рано?

— Добрый вечер, господин Вакай, — звук знакомого голоса заставил его вздрогнуть. Он повернулся.

— Вечер, господин Исэйка, — поздоровался он в ответ.

— Рад, что ты все-таки решился выбраться. Я уж боялся, что такой затворник, как ты, не рискнет.

— Ну, не такой уж я затворник, — вежливо улыбнулся математик. — Я и в университете преподаю, и на симпозиумы регулярно выбираюсь…

— Однако же на официальное мероприятие тебя вытащить невозможно, — так же вежливо улыбнулся в ответ собеседник. — Помню еще по тем временам, когда Фонд поддержки талантов платил тебе стипендию.

— Кстати, господин Исэйка, а ты все еще председатель Фонда? — Вакай взял со стола бокал и наполнил его соком, апельсиновым, судя по цвету.

— Нет. Я уже много лет как депутат Ассамблеи. Устав Фонда запрещает его сотрудникам заниматься публичной политикой. Фонд — образовательное, а не политическое учреждение.

Политик взял со стола бокал, налил в него вина и пригубил.

— Вот как? — Вакай вежливо поднял бровь и отхлебнул из своего бокала. — Не знал. Весьма разумно.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор