Выбери любимый жанр
Оценить:

Горизонты нашей мечты


Оглавление


150

— На территории следить бессмысленно. Здесь все встречаются со всеми на совершенно законных основаниях. Если он и передает материалы через кого-то, нам не заметить, разве что я за ним круглые сутки хвостиком стану шляться. Так… Ну что, Бо, — Палек блеснул озорной улыбкой. — Похоже, время пришло. Я нашел нескольких проснувшихся нэмусинов, изъявивших желание поучаствовать в нашей воспитательной игре. Настало время их задействовать. Вот и посмотрим, насколько хороши в местных условиях старые добрые методы слежки. Объясни мне, пожалуйста, какие у нас есть возможности по введению новых персонажей за пределами Академии. А заодно напомни, чтобы мне в списках не копаться, кто из нэмусинов в ближайших окрестностях может иметь существенное влияние на ситуацию.

21.02.867, земледень. Республика Сураграш, Мумма

— Поскольку все, кто имел возможность, появились, расширенное заседание правительства объявляю открытым.

Карина Мураций провела в воздухе рукой, и в центре большого круглого стола зажегся куб дисплея. Стах давно привык к восточным техническим штучкам, хотя и не понимал их сердцем и не слишком одобрял. Нет, не то, чтобы он хотел их уничтожить. И не то, чтобы полагал затраты на оборудование комнаты совещаний излишними и бессмысленными, как считали некоторые. Наоборот, он считал, что как раз на зал и персональные кабинеты в Большом Доме можно потратиться куда как побольше — хотя бы поставить удобные кресла и хороший стол, ясно показывающий статус собрания. Но все-таки он предпочитал, чтобы с мистической техникой работал кто-то другой и подальше от него. Желательно — в наглухо закрытой комнате, чтобы сидящие в компьютерах духи ненароком не разбежались и не вселились в кого-нибудь. Но Кисаки Сураграша, да и прочих высокомерных восточников, его страхи, тем более — тщательно скрываемые, заботили мало.

Да, все-таки тяжело ходить чужими путями, когда тебе целых сорок два года…

— С повесткой дня вы все ознакомлены, — момбацу сама Карина Мураций обвела присутствующих хмурым взглядом. Несмотря на то, что она, как всегда, выглядела свежей и бодрой, в глубине ее глаз затаилась тяжелая свинцовая усталость. — Однако перед началом обсуждения я хотела бы обсудить вопрос, не имеющий к ней прямого отношения. Я имею в виду так неожиданно возникшую проблему маяки.

Маяка. Стаха невольно передернуло. Его младший брат умер от маяки пятнадцать лет назад. Он несколько лет жевал ее листья — сначала изредка, потом все чаще и чаще. Потом за большие деньги купил настоящий шприц и начал колоть в вену разбавленный дистиллят сока, который воровал в лаборатории Оранжевого клана, где работал. После этого он прожил ровно четыре периода. Воровство быстро обнаружили, и его, избитого до полусмерти, вышвырнули на улицу. Впрочем, к тому времени он не годился уже ни на что. Лишенный доступа к дистилляту и промучившись два дня, он попробовал вколоть себе неочищенный сок, выжатый в чашке из нескольких украденных с плантации листьев — и умер в жутких судорогах. Стах взял к себе его единственную жену и сына и поклялся, что своими руками убьет каждого, кто попробует подсунуть маяку кому-нибудь из его родственников.

К счастью, сдержать обещание ему пришлось только однажды.

— Период назад, — продолжила Кисаки Сураграша, — на южной границе Республики, неподалеку от границы с Мысом Мутэки, полицейский отряд под руководством генерала Дентора обнаружил и уничтожил несколько крупных плантаций маяки. На них наткнулись совершенно случайно. Мы до сих пор пытаемся выяснить, кто именно стоит за людьми, создавшими плантации, но ясно одно: их прикрывает кто-то, стоящий очень высоко. Ситуация усложняется тем, что маяка на плантациях, как выяснилось, росла не простая, а генномодифицированная. Проще говоря, кто-то в Четырех Княжествах или в Граше изменил ее так, что ее сок стал куда более ядовитым и вызывающим зависимость уже со второй, а то и с первой дозы. И выглядит она немного иначе.

Карина снова провела рукой в воздухе, и в дисплее появилось изображение невзрачного кустика травы с узкими длинными листьями.

Генномодифицированная. Еще одна непонятная разновидность духов, водящихся на севере. Стах не знал, о чем речь. Слово «гены» он слышал, но что они такое, не знал и знать не хотел. Он уже слишком стар, чтобы тратить время на такие пустяки. Найдутся другие, молодые и умные, они разберутся.

— Я хочу предупредить всех, — Карина Мураций принялась мерно постукивать указательным пальцем по столешнице в такт своим словам, — что любой, оказавшийся причастным к разведению маяки и производству наркотиков, будет жестоко покаран. Независимо от личности. Понятно?

Она обращалась ко всем, но смотрела почему-то на сидящего напротив нее Куруву — в упор, неподвижным немигающим взглядом. Заместитель министра торговли оставался бесстрастным, но все-таки Стах почувствовал исходящее от него напряжение. Неужто он причастен к таким вещам? Так-так. Если у Кисаки есть хоть какие-то доказательства, хотя бы косвенные, то под шумок может полететь голова не только у Курувы, но и у самого непотопляемого Шаттаха. Впрочем, если бы у нее имелись доказательства, вряд ли гулан сейчас сидел бы за круглым столом. Скорее, у нее — точнее, у ее цепного пса Дентора Пасура — есть подозрения, которые они не могут подтвердить. Тогда она ведет себя глупо. Давать тайному врагу понять, что его заподозрили, означает раскрываться раньше времени. Знание нужно держать при себе, чтобы в нужный момент нанести точный удар с его помощью. Нет, что ни говори, а катонийка никудышный политик.

3
Loading...

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор