Выбери любимый жанр
Оценить:

Горизонты нашей мечты


Оглавление


213

— А я помню. Не межправительственные договоры, которые мы подписали, не отчеты о расходовании средств благотворительных фондов и даже не количество добровольцев, работавших в Сураграше за последние шесть лет — хотя я сама слегка ошалела, когда выяснила, что только из ЧК их приехало более тридцати тысяч. Нет, на всех крупных сайтах самым популярным роликом было то, как я оступилась на стертой каменной ступени и вынужденно ушла в передний перекат. Как только журналисты на мой счет не изгалялись…

— Ну, журналист — это такая профессия, когда ради популярного сюжета готов родителей в рабство продать, — хмыкнул Масарик. — Не обращай внимания. Они всего лишь потакают массовым вкусам.

— Не скажи, Марик. Знаешь, среди журналистов тоже попадаются нормальные люди — ну, с учетом специфика профессии, конечно. Помнишь такого — Вая Краамса?

— Который сделал передачу, из-за которой тебя похитил Дракон?

— Дракон меня похитил не из-за передачи. Но — да, тот самый. Он ведь как тогда перебрался в Сураграш, так и остался в нем. И возвращаться в Катонию, похоже, не собирается. Он, конечно, еще та въедливая сволочь — но ведь он ни разу не сделал главной темой сюжета, как я запинаюсь на лестнице или оговариваюсь на пресс-конференции. Он всегда задает резкие и неприятные вопросы, и попробуй только ему соврать! Я сама ни разу не попадалась, но некоторые из правительственных чиновников ему на зуб попадали. Кое-кого даже уволить пришлось. Но ведь вопросы он всегда задает самые правильные. Очень неудобные, очень непростые, но — правильные. И он начал делать первую еженедельную газету в Сураграше. Только не смейся — на бумаге, вернее, на ее местном суррогате. Тираж мизерный, содержание почти стопроцентно желтое, но даже так она делает для ликвидации тотальной неграмотности едва ли не столько же, сколько все наши школы, вместе взятые. В школы взрослых не загонишь, а вот ради газеты кое-кто всерьез читать учится, мы специально проверяли. А он ведь мог процветать в Катонии популярным телеведущим, в комфорте и сытости. Марик, он один стоит сотни других журналистов. Почему таких, как он, почти нет? Хотя мне его иногда убить хочется, я его специально на лонжу подвесила…

— На что?

— На лонжу. Страховка такая, специализированный охранный фантом. Надежно спасает от большинства опасностей, включая выстрел в упор, но исключая глупый осознанный риск. Ну, вот как у тебя.

— Я тоже на поводке хожу? — нахмурился Масарик. — Кара…

— Если бы с тобой что-то случилось, я бы с тоски сдохла, — деланно-беспечным тоном быстро ответила Карина. — Не возмущайся. Окажешься на моем месте, сам поймешь. Кстати, мне вчера на голову Лика свалился. Оказывается, они с Яни и Каси устроили какой-то эксперимент по спасению умерших детей, у них какие-то политические неурядицы, и они желают, чтобы я в них поучаствовала.

— Ничего не понимаю, — Масарик подавил желание повозмущаться еще немного и решил согласиться со сменой темы. В конце концов, сейчас уже поздно выкобениваться. — Какая связь между мертвыми детьми и политикой?

— Сама не знаю, он толком не объяснил. Сказал, чтобы я быстренько заканчивала с карьерой Кисаки, и он введет в курс дела. Он, кстати, и на тебя какие-то виды имеет. Типа, ты ведь все равно какое-то время пробездельничаешь, осваиваясь, так не хочешь ли и ты в их песочнице поиграть? Марик, ты его пошли порезче, если слишком приставать начнет. Он страшная липучка, слово «деликатность» если и слышал когда, то не понимает, так что простым «нет» не отделаешься.

— Зачем посылать? В конце концов, я и правда пока не знаю, чем займусь после… хм, после мнимой смерти. А вдруг там что-то интересное?

— Да уж там, где Лика, зевать от безделья не приходится! — звонко засмеялась Карина. — Данный факт, во всяком случае, сомнению не подлежит.

— Ну, вот и определились! — засмеялся в ответ Масарик. — Кара, ну что, давай, усыпляй меня. Что-то мне расхотелось ждать естественного конца вашей синхронизации.

— Ты уверен? — переспросила Карина, сжимая его руку.

— Уверен, — Масарик повернул голову и принялся смотреть на тянущиеся далеко внизу облака. Чуть в стороне и позади самолета шли два дальних истребителя-перехватчика из новых — беспилотные, с отсутствующей кабиной и кургузыми крыльями, похожие больше на крылатые ракеты, чем на самолеты. Надо же, почетный эскорт. Или настоящая охрана? Интересно, как они умудряются удерживаться вровень с тихоходной гражданской тарахтелкой? Для них же крейсерская скорость — четыре звуковых!

— Тогда я временно отключаю твое сознание. Марик…

— Да, Кара?

Ласковые руки повернули его голову, и черные бездонные глаза заглянули ему в самую глубину сердца. Карина, склонившись, нежно поцеловала его в губы.

— Спокойной ночи, Марик. И ничего не бойся. Нам еще предстоит посмеяться над нашими некрологами.

И тьма из ее зрачков поглотила Масарика Медведя без остатка.

Тот же день. Республика Сураграш, окрестности города Нумати

Вечерело. В лесу начали потихоньку посвистывать и цокать странные существа, которые Вай Краамс за восемь с лишним лет своего пребывания в Сураграше так ни разу и не видел вживую. Местные называли их «мусикаэра», и являлись они, судя по объяснениям, разновидностью тощих древесных лягушек с рисунком на спине, делающим их похожими на каких-то странных жуков. Однако днем они спали, пробуждаясь лишь в сумерках, и прятаться умели великолепно. Вай, несколько раз из любопытства попытавшись их отыскать, так их и не обнаружил, хотя однажды все-таки смог заметить дромокара. Небольшая, с палец, лягушка оглушительно рявкнула ему в лицо так, что заложило уши, и исчезла где-то в кустарнике. Нет, определенно, в местных джунглях не соскучишься…

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор