Выбери любимый жанр
Оценить:

Горизонты нашей мечты


Оглавление


25

Карина устало потерла щеки.

— Не хочу. Вот не хочу, и все тут. В конце концов, я врач. Я лечить должна, а не бумажки перекладывать. Да и как от врача от меня толку мало — с гравискальпелями и гравизорами любой хирург то же самое умеет, что и я, а квалификация у меня уже почти вся потеряна. Триш вот совсем плох, поседел весь. Ему шестьдесят четыре, у него серьезные проблемы с ногами из-за старых ран, и Тома не знает, как ему помочь, не выходя за рамки достоверного. Боюсь, он и года не протянет. Блин! Как же я ненавижу это слово — «достоверно»!

— Не переживай раньше времени, — посоветовала Ольга. — Орки — они живучие. Вон, Максе Миссуре уже семьдесят стукнуло, с тросточкой ковыляет, а его все еще молодежь с поста директора по развитию «Копей» выжить не может…

Какое-то время они ехали в молчании. За окнами замелькали окраины, и мини-кортеж вырвался на шоссе к аэропорту.

— И когда ты собираешься уходить? — наконец спросила Ольга.

— Не знаю. Еще не решила. Как только представится подходящий случай.

— Не боишься, что без тебя все развалится?

— Нет. Остальные пока что при деле. А мертвый герой в качестве значка на знамени куда как полезнее, чем живой.

— Мертвый? Кара, ты ведь не собираешься…

— Трагическая гибель — оптимальный способ уйти. Лишний центр влияния ликвидируется одним махом, потенциальный источник напряжения убирается, и вообще. Недаром у тарсачек старая королева умирала с приходом новой. Поставят мне памятник, насочиняют массу глупых историй для детишек младшего школьного возраста, и появится у Республики Сураграш своя легенда. Пусть их, мне не жалко. А я зато из фокуса внимания уйду. Ты не волнуйся, я не собираюсь на полном серьезе умирать, у меня в Катонии запасной аэродром есть. Отдышусь там несколько лет, разберусь с жизнью и вернусь в Сураграш врачом-добровольцем.

— Мы еще увидимся, Кара?

— Да, конечно, — кивнула Карина, еще сама не зная, лжет ли она или говорит правду. — Обязательно. Онка, я только тебя хотела попросить — ты поосторожнее, ладно? Теперь, когда господин Сторас Медведь и старый Верховный Князь мертвы, у тебя политической поддержки стало куда меньше. А когда я уйду, еще хуже получится. Тебя теперь подсиживать начнут, а ты в подобные игры так и не научилась играть. Наши тебе помогут, но в мое отсутствие… Аккуратнее, ладно?

— Я не одна, Кара. У меня есть друзья. Один Гром чего стоит! Родной брат Повелителя — та еще величина.

— Вот если бы ты с самим Сайратом дружила! А так… Гром в политике как младенец, даром что какой-то там в очереди наследник престола. Физик он хороший, а вот интриган — такой же, как я: способен очевидного не замечать, пока всей физиономией не влипнет. Онка, я себя последней сволочью чувствую, что тебя одну бросаю. Ты не обижайся, ладно?

— Нет, разумеется. Кара, я же сказала — у меня много друзей. Твоих друзей в том числе.

— Да, — горькая усмешка появилась на губах Карины. — Марик, Гром, Ветка, Цом, Берела, Павай, Трепа, Макса, Туруша, Тарамаш… Тридцать четыре человека, пять орков и три тролля, я как-то подсчитала. На всех уровнях друзья, от княжеской фамилии до спецслужб и крупных предпринимателей. Кое-кто даже готов умереть за меня, если потребуется. Ты, вероятно, не осознаешь, но ты, если использовать термины Старших, часть моей сети влияния. Можно сказать, ее координатор в Княжествах. Я бессовестно пользуюсь вашей дружбой, но ничего не даю взамен. Ваше расположение ко мне просто опасно для вас всех. Я вас под удар ставлю даже независимо от своего желания. Я просто не готова вас поддерживать, не умею и не знаю, как. Это еще одна причина уйти как можно быстрее.

— Твоя способность находить повод для чувства вины меня всегда поражала, — иронически улыбнулась Ольга. — И из-за господина Каххараги страдаешь, и сегодня, когда смотрела на Марика, грызла себя изнутри за то, что он мучается, а ты ему помочь не можешь. Демиург ты или нет, а эмоции у тебя на физиономии написаны ясно, как в книге. Ох и дурочка же ты, Кисаки Сураграша! Люди к тебе тянутся вовсе не потому, что ты Демиург или диктатор целой страны. Ты никогда своих не предаешь, вот что главное. Меня иногда так и подмывает рассказать о твоей настоящей природе Марику. Он-то точно поймет. Авось бы да вправил тебе мозги. Дурацкий, доложу тебе, твой запрет…

— Онка, — помолчав откликнулась Карина, — я же тебе сразу сказала: я тебя никак не ограничиваю. Я прошу тебя никому не раскрывать мою нынешнюю природу. Прошу — не запрещаю. Я верю в твое благоразумие и твою ответственность. Ты — наш друг. Если ты полагаешь нужным передать кому-то какую-то информацию, выбор за тобой. Никаких санкций не последует. И сейчас я только могу тебя просить, очень убедительно, но лишь просить — не надо Марику знать о Демиургах. Я тогда ему вообще в глаза смотреть не смогу. Я же вижу, что он мечтает избавиться от паралича, но дурацкие понятия о чести не позволяют. Сейчас он подсознательно может себя оправдывать тем, что я предлагаю незнакомое и потенциально опасное лечение. А каково ему будет знать, что я чуть ли не всемогуща и что не могу ошибиться?

— Балда! — вздохнула Ольга. — Не расскажу, не переживай. Кара, мой тебе совет: перед тем, как решить окончательно, возьми отпуск на пару периодов и как следует отдохни от дел. Заодно оценишь, насколько без тебя справляются. А там уже и решай.

— Я подумаю, — кивнула Карина. — Но и ты в следующую сводку вставь указание на мой возможный уход в ближайшем будущем. И перестань ретушировать наши публичные трения, они специально на публику срежиссированы. Если останусь, хуже не станет, а если уйду, тебе лишние очки. Онка… я не знаю, у меня такое паршивое ощущение, что я вас всех предаю. Может, я не имею права уйти? Я должна остаться, да?

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор