Выбери любимый жанр
Оценить:

Девушка из провинции


Оглавление


15

— Что ж, правда редко кого красит, но я уверен, что вам нечего стыдиться в своей жизни. Ваш послужной список впечатляет.

— Думаю, все началось с того, что я очень хотела уехать из Аллентауна. Точнее, понимала, что не смогу там остаться. Выход был только один — учиться.

— Знаете, не все юные девушки так думают.

— Знаю, но для всех остальных вариантов требовались внешние данные, а у меня их не было.

— Шутите? Да вы же красавица!

— Скажем так: это еще один диплом с отличием. И потом, Красавицей гораздо легче стать, когда есть деньги и независимость. В Аллентауне у меня не было ни того, ни другого.

— Значит, вы завоевали Филадельфию одиннадцать лет назад…

— Не совсем так. Одиннадцать лет назад я только приехала. А завоевать Филадельфию… Не думаю, что это возможно. Я завоевала независимость и возможность выбирать самой, где жить.

— Вы всегда мыслите рационально? И всему можете дать четкое определение?

— Всему — вряд ли. Думаю, я все еще не слишком уверена в себе. А когда человек не уверен в чем-то, он стремится дать этому определение. Как в детстве: чтобы избавиться от страха, надо его нарисовать.

— Гм… Может, и мне попробовать? Хотя картина выйдет малопристойная.

— Не верю. Вы не такой.

— А какой я, Айрин? Нет, не отводите глаза. Вы знаете про меня достаточно, чтобы мнение сложилось, и слишком мало, чтобы оно было предвзятым. Расскажите. Пожалуйста.

— Что ж, попробую. Вы — удачливый бизнесмен. Не авантюрист. Не нарушаете закон.

— Почему вы так решили? То есть не про бизнесмена, а про все остальное?

— Вы публичный человек, Джефф, и я кое-что знаю о вашей семье. Вернее, о династии Райзов. Авантюристами обычно бываю те, кто только начинает. При отсутствии опыта его заменяет риск.

— Обидно…

— Вот уж не думаю! Вспомните историю Дикого Запада. Это же сплошные грабежи и налеты. Но уже дети первопроходцев получали образование и преумножали капитал отцов вполне цивилизованным способом. А авантюризм — для него в жизни место всегда найдется.

— Успокоили. Ладно, давайте дальше. Какой я еще?

— Там, на вечеринке… мне показалось… вы одинокий. Нахальство, да?

— Я же сам просил вас дать мне оценку. А почему вы решили это именно тогда? Мне казалось, я вполне удачно изображал веселье.

— Вот вы и ответили. Я видела ваши глаза. В них веселья не было. Вы говорили хорошие тосты, но так и не выпили свое шампанское. Вы изо всех сил старались сделать людям приятное, но никто не подумал сделать приятное вам.

— Что ж, сегодня я беру реванш. Мое приглашение приняла прекрасная женщина, которая к тому же очень умна, проницательна и добра. Давайте выпьем за вас, Айрин.

— Спасибо… Джефф.

Разговор был странным. Балансировавшим на грани откровенности и недоговоренности. Тактика разведки боем блестяще воплощалась в этом разговоре. Только во время десерта — что-то фантазийное из фруктов, взбитых сливок и облака ароматов Востока — Айрин, вернее, небольшая часть ее мозга, сообразила, что ее собственный план провалился. Джефф Райз просто не дал ей шанса выяснить, что он за человек, зато прекрасно выяснил все насчет Айрин, используя примерно такую же тактику.

В результате весь вечер рассказывала она, а Джефф слушал. Кивал, вздыхал в нужных местах, улыбался и хмурился, иногда задавал наводящие вопросы, а паузы заполнял комплиментами, причем не дежурными, а очень серьезными и по-настоящему приятными.

Она рассказала и про Аллентаун, и про пьянство отца, и про бессонные ночи, проведенные за чтением бесконечных и разнообразных учебников — только про Клиффа не сказала ни слова. Даже не упомянула, хотя про остальные свои романы рассказала, не смущаясь и не жеманясь.

Почему-то про Клиффа она так и не сказала… Возможно, потому, что про Клиффа она не сказала бы никому и никогда. Это было слишком ЕЕ.

А между тем над городом сгущалась тьма, и отдаленные всполохи света на горизонте приблизились, стали полноценными молниями, а в раскрытые балконные двери ворвался свежий ветер. Он был чистым и пьянящим, потому что на такой высоте его не засоряли ни песок, ни сломанные ветки, ни запахи бензина и раскаленного асфальта. Именно благодаря порыву этого ветра Айрин поняла, как горят у нее щеки, шея, плечи, как пылает все тело, и это вовсе не потому, что в комнате жарко.

За пару часов она рассказала о себе все. Полностью открылась перед человеком, который, мало того, что являлся ее боссом, так еще и был совершенно ей незнаком. Но она открылась ему, и теперь, еще не зная того, находилась полностью в его власти.

Джефф бросил короткий взгляд в сторону балкона, поднялся и подошел к распахнутым балконным дверям. Ветер разметал темные волосы, белая рубаха с расстегнутым воротником облепила его торс, словно ткань была мокрой. Айрин судорожно проглотила комок в горле. Джефф обернулся и протянул ей руку. Его голубые глаза неотрывно смотрели на Айрин, гипнотизировали, лишали воли, обещали неизведанное, околдовывали…

— Идите сюда, Айрин. Захватите шампанское и идите сюда. Нас ждет самое незабываемое зрелище, которое только может подарить «Элизиум» — ночная буря…

БУРЯ

Она поднялась и послушно подошла к Джеффу. Пальцы, сжимавшие бокал с шампанским, не дрожали, но внутри у Айрин все так и ходило ходуном. Подгибались колени, в ушах шумела и грохотала кровь.

Я слишком много выпила. Слишком много говорила. Я опьянела — и скорее от разговоров, чем от вина…

Джефф ни на секунду не отпускал ее взгляд. Он не хотел дать ей возможность ускользнуть из сетей, которые так тщательно и аккуратно расставлял вокруг зеленоглазой красотки весь вечер.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор