Выбери любимый жанр
Оценить:

Еще одна блондинка


Оглавление


2

Джону Ормонду природа своих даров отвесила щедро и полной мерой. Он был высок, широкоплеч, атлетически сложен и удивительно красив. Его внешность так и просилась на очередной портрет в фамильной картинной галерее, украшавшей старинный замок Ормондов. Замок Форрест-Хилл располагался неподалеку от знаменитой реки Эйвон, построен был в четырнадцатом веке и с тех пор ни разу не менял владельцев.

Ормонды были знатным семейством, в родстве с королями, и Джон Ормонд считался одним из самых завидных женихов Англии. Великосветские красавицы кусали изящные локотки и тщетно бросали на невозмутимого графа пылкие взоры: Джон Ормонд был безукоризненно вежлив и... холоден.

Скажем прямо – хотя нам и неприятно об этом говорить, – некоторые несостоявшиеся невесты графа Ормонда настолько обозлились на него, что даже запустили слух (да, да, увы!) о якобы имеющей место не вполне, так сказать, традиционной ориентации интимных предпочтений красавца-графа. Однако репутация Джона была еще более незыблемой, чем его хладнокровие, и слухи умерли в зачатке, не успев отравить умы лондонского общества. А вскоре в «Таймс» появилась заметка о том, что граф Лейстер объявляет о своей помолвке с мисс Меделин Уайт, дочерью сэра Бартоломью Уайта, графа Эпсома. Домыслы злоязыких красавиц были окончательно забыты, свет успокоился, и все пошло по-прежнему.

Джон Ормонд действительно получил два диплома – Оксфорд и Сорбонна прекрасно уравновесили друг друга, дав ему экономическое образование и степень магистра по истории Средних веков. Молодой человек говорил на нескольких языках, прекрасно ездил верхом, в юности боксировал за Оксфорд, а затем участвовал в авторалли от Сорбонны. Его бизнес, связанный с высокотехнологичными производствами, процветал в мере достаточной, но не избыточной, позволяя ему заниматься делами семьи, замком и, в некотором роде, личной жизнью, хотя в наше время мало кто склонен относить к данной области собирание и изучение средневековых фолиантов и пополнение и без того гигантской библиотеки замка Форрест-Хилл.

В последнее время молодому графу Ормонду стали настойчиво предлагать заняться политикой, и в данный момент он ехал на Даунинг-стрит, чтобы встретиться с премьер-министром. Джон не любил поспешных решений и, хотя политика его совершенно не привлекала, не спешил сказать «нет». Стоило все тщательно взвесить, обдумать – и принять решение. Для того и дана человеку голова. В десять он будет у премьер-министра, в двенадцать – в офисе, а в два часа – ланч в клубе. Вечером их собирает старина Монтегю Спайк, однокурсник по Оксфорду, это утомительно, но необходимо. Часа вполне хватит. В десять он будет дома.

Как всегда. Никаких неожиданностей.

Беседа с премьером вышла на редкость увлекательной и полезной. Тепло прощаясь с главой кабинета министров, Джон уже точно знал, что политика не для него, зато во главе страны стоит человек, отлично разбирающийся в скаковых лошадях. Отказ Джона был принят с пониманием, и они расстались друзьями.

Визит в головной офис «Ормонд текнолоджи» был чистой формальностью. Все сотрудники Джона были прекрасными профессионалами, и его функции сводились лишь к выслушиванию возможных претензий и просьб личного характера. На этот раз ни того, ни другого не наблюдалось, разве что секретарша Мэгги попросила отгул в связи с помолвкой. Джон внимательно выслушал ее доводы, одновременно вполголоса бормоча что-то в телефонную трубку, – и через десять минут посыльный вручил заалевшейся и невыразимо хорошенькой Мэгги корзину белых и розовых лилий. Девушка прижала руки к груди и уже собралась пылко поблагодарить своего босса, но Джон Ормонд суховато улыбнулся и покинул офис.

Ровно в два часа Джону Ормонду подали карту вин, и он, как всегда, заказал «Шато-Лафит» пятьдесят девятого года. Потом были полтора часа полного покоя и безмятежного чтения газет, смакование кофе и непродолжительная беседа с престарелым герцогом Ланкастером, касавшаяся в основном сельскохозяйственных тем. Герцог был заядлым огородником и в Лондоне появлялся только на пару дней раз в полгода, когда палата лордов совсем уж никак не могла обойтись без его голоса.

Потом Джон сидел в библиотеке клуба в полном одиночестве, если не считать двух сладко спящих старичков-старожилов. Мягкие кресла библиотеки весьма располагали к легкому сну... Сам Джон взял из книжного шкафа старинное издание трудов Бернара Кемпийского, однако уже через четверть часа отложил книгу. Мысли лениво текли маленькими ручейками, постепенно сливаясь в общий поток...

Ормонды пришли из Франции. Переплыв Ла-Манш, сражались под английскими знаменами, получили из рук короля земли и золото, укоренились, и в тысяча триста девяносто шестом году неподалеку от Солсбери вырос белоснежный замок Форрест-Хилл. Стройные башенки, белые стены, облицованные известняком, – этот замок не походил на серые, приземистые, массивные замки Англии. Скорее, он напоминал о французских замках, в изобилии построенных на берегах Луары, таких же белых и легких, словно устремленных в небо...

Арман Бассенкур, первый из рода, взял, а вернее, украл в жены красавицу Гленис, а потом король произвел Армана в рыцари и пэры, и на свет появился лорд Арманд. Уже его сыновья, воспитанные на английский лад, стали Ормондами, ну а в пятнадцатом веке владельцы Форрест-Хилла стали графами, и маленькая золотая корона увенчала фамильный стяг – английский лев бережно сжимает в когтистой лапе хрупкую лилию.

Ормонды всегда были близки ко двору, однако, как ни странно, лишних почестей не жаждали. Из славного семейства вышли отличные полководцы и солдаты, а вот государственных деятелей не было. Странно – ведь в те времена большинство знати посвящало жизнь именно этому. Видимо, что-то в крови, лениво думал Джон, глядя на золотые язычки огня, скачущие по смолистым поленьям. Все Ормонды превыше всего ценили собственную семью. Известен случай, когда Ричард Ормонд отказался стать правой рукой короля Карла Второго, так как его жена должна была родить первенца. Капризный король разгневался и отослал строптивца в ссылку, в замок. Ричард Ормонд потом вспоминал, что это были лучшие несколько лет его жизни, хотя было ему тогда всего тридцать три...

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор