Выбери любимый жанр
Оценить:

ГСП «Спасите Китеж»


Оглавление


23

— Да я не о том, — понимающе усмехнулся Никита. — Просто осторожнее надо быть. Ксения ведь далеко не проста. Что ты о ней знаешь?

— Севка задумался и понял, что не так уж много:

— Ну, красивая, умная, работает в ГСС, отличный опер и сенс. Опасная…

— Верно, — хмуро подтвердил Никита. — А знаешь, что раньше она работала у нас в ГСП вместе со своим парнем, Тимуром Ляпиным?

— Да? — искренне удивился Мясоедов. — А почему же…? — он не договорил. Никита перебил его вопросом:

— Ты ведь видел на Кьяре лангедольцев?

— Ага. Милые такие ребятки, — почему-то вспомнились белые перышки на беретах молодых сирфов.

— Далеко не все они были такими милыми. На Кьяре их приструнили сирфы, между прочим, после двух кровавых войн, — поскучневшим голосом объяснил Сыромятин. — А вот мы с Тимуром первыми переместили лангедокцев из Монсегюра на Илору. Я улетел, а Тим остался в поселке, чтобы помочь новичкам обжиться. Ну и увлекся, потерял осторожность. Фанатики сочли его посланником дьявола, заманили в ловушку и сожгли. С тех пор нам и запретили вмешательство в дела перемещенных и насильственное перемещение.

— А Ксения?

— А Ксения не простила и ушла из ГСП. Стала такой, как сейчас. Ее можно понять, но доверять никак нельзя.

— Да я особо и не собираюсь, — Мясоедов пожал плечами, не желая отвлекаться от дела, хотя рассказанная Никитой история задела какие-то струнки в его душе. Вот только, скорее всего, совсем не те, на которые рассчитывал Сыромятин. Ксения почему-то сейчас казалась ближе и роднее, даже вызывала сочувствие. — Так все-таки, что насчет Китежа?

— Ну, как знаешь, — Сыромятин нахмурился и добавил, обрывая разговор. — Мне, действительно, надо подумать. Пару дней подождешь? Кстати, на Жарко тоже не рассчитывай, у него другое задание…

Разочарованный, Мясоедов не стал тратить слов на уговоры, и, недолго поколебавшись, отправился в «Сиреневый закат».

Сыромятин задумчиво посмотрел другу вслед. Наверное, он не слишком хорошо обошелся с Мясоедовым и не сумел толком объяснить своих опасений насчет девушки. Да и с Китежем нехорошо вышло… Конечно, надо было согласиться сразу и выручить товарища. Да и не так много времени это бы отняло. Поиски светлого града в последнее время стали для оперативников ГСП почти рутиной — чем-то вроде квеста рыцарей, отправляющихся разыскивать Святой Грааль. И примерно с тем же успехом. Города просто нигде не могли найти.

Но у Сыромятина были веские причины медлить с ответом. На самом деле вчерашней ночью Никита вообще не спал, не спал уже вторые сутки после возвращения с последней операции на Руяне и не мог избавиться от непривычного чувства смятения и беспокойства.

Дежа-вю. Руян, Аркона, оживший идол Святовита. Все это действительно было совсем недавно или ему только привиделось?

Глава 4
Идол

«Не сотвори себе кумира»

Вторая заповедь христианства

Разрушенная и разграбленная крестоносцами, Аркона горела. Огонь, пожиравший оскверненный христианскими наемниками храм Святовита в центре города, окрашивал ночное небо красным, расцвечивая отблесками далекое капище на окраине, где все еще высилась спасенная жрецами статуя языческого божка. Огромные металлические воины раз за разом бросались в атаку на пылающую изгородь и отступали перед стеной окружавшего святилище силового поля. Оскаленные пасти шлемов в неверном свете пожара казались уродливыми масками средневекового карнавала.

Ник Сыромятин устало щурился, не отрывая глаз от огня. Казалось, привычный кошмар вырвался в реальность, покинув задворки подсознания. С детства младшему сыну князя Буянова часто снился горящий город на острове Руяне, бесславно покинутый предками, о котором любил рассказывать дед Василиск. Сейчас Никита Сыромятин, бывший офицер военного космофлота, бывший герой корской войны, а ныне старший патрульный китежского отдела службы истории, в очередной раз пытался спасти от истребления жителей языческой Арконы.

Никита помнил короткую справку из энциклопедии. Трагедия Арконы удостоилась там всего лишь нескольких сухих строк:

«Аркона — город балтийских славян на о. Рюген (слав. Руян) в южной части Балтийского моря, религиозный центр ряда славянских племён, где находилась статуя бога Святовита. В 1169 датский король Вальдемар I разрушил город и храм. Статуя Святовита была сожжена, а храмовые сокровища увезены в Данию», — вот и все, что гласила статья раздела.

Казалось бы, ничего особенного. Двенадцатый век в истории человечества видывал и более кровавые жестокие расправы. Так почему же пожар Арконы продолжал пылать в снах далекого потомка руян?

Конечно, кое-чем реальность отличалась от давешних кошмаров — во сне возле храма обычно не было никаких рыцарей, лишь метались серые тени огромных волков, которых служители тщетно старались отогнать, размахивая горящими палками. И город каждый раз в конце концов погибал, погребая под обломками храма последних защитников святыни. Сегодня вокруг святилища бесновались оборотни, и здесь уже был спасатель — он, Никита.

Время от времени у изгороди раздавались хриплые стоны чудовищ — очередной смельчак испытывал на прочность частокол, окружавший святилище идола, и, опалив шкуру, начинал кататься по земле, сбивая невидимое пламя. Потом, получив удар парализатора, паленый затихал, а остальные на некоторое время отступали.

Никита порадовался, что успел установить силовик. В отличие от деревянного забора, силовой купол оставался надежной защитой немногочисленных уцелевших. Вспышки плазмогатора, пресекавшего атаки болезненными разрядами, вызывали раздраженный визг оборотней, заставляя держаться в отдалении.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор