Выбери любимый жанр
Оценить:

Не торопись сжигать мосты


Оглавление


4

Что касается Грегори Мэдисона, то он, слыша сетования пессимистов, обычно пожимал плечами, вскользь замечая, что по части приключений Лондону тоже есть что предъявить. Достаточно вспомнить Джека-потрошителя.

Тот факт, что наиболее популярными героями этого огромного, зачастую скрытого туманом города становятся убийцы и частные сыщики, бездомные дети и лишенные жалости эксплуататоры, невинные дамочки и юные волшебники, говорит о многом. Да и самые знаменитые места Лондона – например, Тауэр и Ньюгейт – исполнены совсем иным духом, чем парижские Булонский лес и Монмартр, нью-йорские Уолл-стрит и Бродвей, римские площадь Испании и виа Корсо.

Грегори Мэдисон не был любителем приключений, солдатом удачи или записным авантюристом, всегда готовым сняться с места, чтобы лететь в далекую страну ради встречи с первобытным племенем или поисков затонувшего галеона с золотом.

Впрочем, в наше время, как и в прежние века, приключения встречаются не только с теми, кто предпочитает походную кровать уютному домашнему дивану, а ночь под звездами и в схватке с комарами – вечеру перед телевизором с бутылочкой пива.

Иногда ход судьбы сбивается вследствие человеческой нелогичности, и тогда самые мирные и спокойные люди оказываются вдруг участниками событий странных, загадочных, а порой и трагических.

2

Миссис Кэвендиш закрыла дверь за последней соискательницей, устало доплелась до кресла и тяжело опустилась на тихонько пискнувшую кожу. Восемьдесят два года не шутка. Особенно если судьба, распределяя скупо счастье, отмерила его однажды чайной ложечкой, да и махнула рукой – бери, сколько дали, а больше не проси. Миссис Кэвендиш и не просила и на судьбу не обижалась – гордость не позволяла. Гордость у Кэвендишей была в крови.

Взгляд хозяйки переместился на старую, пожелтевшую фотографию в серебряной рамке. Вот он, последний день счастья. Фотограф запечатлел молодую пару: женщину в светлом летнем платье со смешной шляпкой на голове и мужчину в ловко подогнанной форме лейтенанта королевских ВВС. Далекое лето сорок четвертого. Восемнадцатое июля. А ровно через месяц Генри Кэвендиш погиб в воздушном бою где-то над Францией, оставив Вирджинию вдовой. А в апреле сорок пятого у них – у нее! – родилась дочь. Во второй раз замуж она выходить не стала. Как говаривал отец Генри, «у Кэвендишей второй попытки не бывает».

Дочери Вирджиния отдала все. И надеялась на многое. Но в двадцать шесть лет Джоанна влюбилась, и жизнь пошла кувырком. Говорят, что единственная благодарность детей, на которую можешь рассчитывать, это внуки. Через три года муж Джоанны, начинающий финансист, отправился за состоянием в Америку. Еще через год за супругом последовала жена. С тех пор Вирджиния не видела дочь ни разу и знала только одно: Джоанна жива. Почти двадцать пять лет…

Наверное, она сломалась бы раньше, но как ломаться, если у тебя на руках внук?

Грегори…

Телефонный звонок оборвал воспоминания. Миссис Кэвендиш опустила руку в карман жакета, вытащила трубку – она носила ее с собой постоянно – и нажала кнопку.

– Да?

– Джини, привет! У тебя все в порядке?

Ну разве можно обижаться на судьбу, если у тебя есть внук, называющий восьмидесятилетнюю старуху Джини?

– Конечно, – улыбнулась она.

– С делами закончила?

– Только что.

– И как? Кандидаты, надеюсь, были достойные?

– Вполне.

– Ты кого-то отобрала?

– Пятерых. – Миссис Кэвендиш надела очки и пододвинула поближе раскрытый блокнот. – Жаль, но двоим придется отказать.

– Рассчитываешь на мою помощь? – рассмеялся Грегори.

– Не откажусь выслушать твое мнение. Приедешь?

– Уже еду. Буду минут через двадцать. Кстати, купил бутылку твоего любимого каберне.

– Прекрасно. Я сейчас что-нибудь приготовлю. – Она поднялась и двинулась в сторону кухни, но внезапно остановилась. – Надеюсь, ты не на ходу разговариваешь?

– Нет, застрял в пробке.

– Ладно, жду.


Грегори Мэдисон положил телефон на колени спутнице.

– Может, все-таки поедешь со мной?

Сидевшая рядом с ним блондинка покачала головой.

– Нет, Грег, ты уж без меня. Дел по горло да и… – Она не договорила.

– Понимаю. Со стариками не повеселишься, но моя бабушка женщина особенная. Другой бы на ее месте с кровати не вставал, а она еще в Штаты собирается.

– Ты говорил, что у нее рак?

– Да, лейкемия. У бабушки сестра в Балтиморе, а у них там отличный медицинский центр Джонса Хопкинса. Один из лучших в мире.

Блондинка потянулась, закинув руки за голову, и взгляд Грегори, словно притянутый магнитом, замер на соблазнительно колыхнувшихся под тонким шерстяным джемпером тяжелых, упругих грудях.

– Эй, следи за дорогой! – с нарочитой строгостью напомнила она.

Он нехотя отвел глаза. Они познакомились всего две недели назад, но роман развивался бурно, в ритме века, и у Грега впервые за последние пару лет появилось желание представить подружку бабушке. Вообще-то девиц хватало, но каждый раз, когда дело начинало двигаться к установлению отношений с расписанными и закрепленными, пусть даже не в юридической форме, обязательствами, Грег совершал неожиданный маневр с уходом в сторону. После нескольких таких случаев за ним укрепилась определенная репутация, а репутация в старой доброй консервативной Англии значит намного больше, чем в овеянной ветрами вольнодумства и радикализма Европе. Юные особы были вовсе не прочь повеселиться с ним, но леди, более опытные и ставящие перед собой вполне конкретные жизненные цели, старались обходить его стороной.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор