Выбери любимый жанр
Оценить:

Одержимые войной. Доля


Оглавление


176

– А как нам теперь жить?

Сам ужаснувшийся своему вопросу, в котором одно маленькое словечко – «нам» – передавало внутреннего смысла больше, чем все остальные слова, а более ужаснувшись возможному ответу, Гриша хотел было тут же перевести разговор на какую-нибудь нейтральную тему, лишь бы не отвечала на опрометчиво заданный вопрос. Но не успел. Таня, всё ещё держа пустой стаканчик в одной руке, фляжку с остатками водки в другой, отвечала с тем же выражением спокойной отстранённости, с которым произнесла своё «Жить»:

– Прежде всего, не обманывать себя и других. Это нелегко. Но когда-то надо начинать. Прислушайся к себе. Так ли всё, как тебе сейчас кажется. Потом… потом тебе придётся поговорить с женой. Послушай, не перебивай. Я всё знаю. Так получилось. У нас общий знакомый… Нет, не с ней, а с тобой… Мы переписывались все эти годы, я просила его писать о тебе. Ты, Григ, ведь, независимо от того, будем мы вместе или нет, рано или поздно расстанешься с женой… Не спорь, я знаю. Ты окончательно запутался. Давно надо было решать. Но жизнь так сложилась. Я не могла приехать. А кроме меня, похоже, помочь тебе некому. Ты ж, братик, у меня великий упрямец. Так что вот… Давай, что ли, выпьем по последней!

– Давай, – выдохнул Григорий, – Смешно получилось! Обычно мужчины разливают вино, а тут наоборот. Ну да ладно, наливай.

– Не грусти, – заметила Татьяна, доливая остатки, – вино, может, и мужчина должен разливать, да у нас водка. И мы с тобой не леди с джентльменом, а братик с сестрёнкой… Во всяком случае, пока… – и она прыснула с детской непосредственностью.

Они выпили. Гриша повёл глазами по сторонам и увидел часовенку. Не туда ли монах направлялся? А может…?

– Таня, – воскликнул он, воодушевляясь внезапно пришедшей в голову идеей, – ты говоришь, брат и сестра. А ты крещёная?

– Не знаю. Наверное, нет.

– И я не крещён. А давай покрестимся? Вот в этой часовенке. И станем настоящими братиком и сестрёнкой.

Таня бросила на него пронзительный взгляд, в котором он прочел столько любви, столько благодарности, что, не колеблясь более ни секунды, решительно взял её под локоть и повёл к часовне.

На деревянных ступенях стоял, обратясь к ним, точно только их и ждал, недавний собеседник Григория. Сердце возликовало. А может, всё-таки снова Берг? Слава Богу! Слава!

Глава 25. Несостоявшийся роман

Из планировавшейся сроком в месяц командировки Татьяну отозвали через неделю. С потерянным лицом она сообщила Грише грустную весть и не смогла объяснить, почему так случилось: о причинах ей не сообщали. Он проводил её на поезд. На перроне они долго стояли рядом, взявшись за руки и не проронив ни единого слова друг другу. Лишь когда проводница выкрикнула, что осталось пять минут до отправления, оба вышли из оцепенения и одновременно рванулись один к другому. Прощальное объятие было тягучим и горячим, болью отзываясь в каждом из них. И они целовались, по-прежнему не произнося ни слова. Лишь, когда состав слабо дёрнулся, и Таня вскочила на медленно двинувшуюся подножку вагона, она сумела выдавить из себя прерываемые всхлипом два слова:

– Пиши… Пожалуйста!

Дома её ждали плохие вести. Научная поездка младшего научного сотрудника – единственного, кстати, в краеведческом музее – Татьяны Кулик, деньги на которую собирали не без помощи Академии наук в течение целого года, прервана по требованию той же самой Академии наук. Кто-то кому-то шепнул, что такие поездки – по сути, разбазаривание скудных государственных средств на непонятные нужды, и пошло-поехало. Прислали финансовую проверку. Она первым делом занялась не исследованием бедственного положения дел музея, а соответствием зарплатной ведомости штатному расписанию. «Накопав» мелкое нарушение (за уборщицу, уходившую в декретный отпуск, в ведомости расписалась её дочка), ревизоры составили грозный акт, итогом которого стало полное прекращение финансирования музея вплоть до особого распоряжения. Кому-то из местных депутатов сразу после проверки пришла в голову «гениальная» мысль: если музей бедствует, его необходимо подвергнуть приватизации, в строгом соответствии с «генеральной линией» нынешних правителей Россиянии. К приезду Татьяны «чиновничья карусель» вокруг места её государственной службы завертелась со скоростью, впечатлившей бы воображение фантаста. Буквально на другой день музей был отключён от электроэнергии, отопления и водоснабжения. Когда Таня вышла на работу, она застала тёмное здание без сигнализации и без воды, в коридорах кутались в ватники мёрзнущие смотрители. Увидев её, стали отворачиваться, отводить глаза, будто именно младший научный сотрудник главная причина всех бед. На её вопросы не отвечали. Приветствия игнорировали. Удручённая увиденным, она не пошла в свой кабинет на втором этаже, а направилась прямиком к директору. Тот встретил, суетливо предлагая присесть, бегая вокруг, хлопотливо угощая чаем из термоса с мятными конфетками-леденцами. Всегда степенный, без пяти минут пенсионер, друг покойного Агамирзяна, произвёл на Таню ещё более тяжкое впечатление, чем другие. Поймав директора за руку, когда тот в который раз шмыгнул мимо неё, неся чушь несусветную, спросила:

– Объясните же мне, наконец, что здесь происходит?

Он застыл в нелепой позе, постоял пару секунд и вдруг разрыдался, как ребёнок. От неожиданности у Тани глаза выкатились из орбит.

– Танечка, простите меня, старика. Вы знаете, как я к вам отношусь. Я думал… Я надеялся, что когда… Вот уйду я на пенсию, и будет на кого оставить нашу уникальную коллекцию… Ведь этот музей не просто местный музей… Вы же знаете, какая тут уникальная собрана коллекция! Это национальное достояние! Да-да-да! Национальное достояние… А они… Танечка, я больше не могу так жить! Я всю жизнь делал только одно – сохранял бесценное наследие наших предков для того, чтобы… Да что я вам объясняю! Ведь вы такая же! Вы ни в чём не виноваты… Боже мой, как они могли!

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор