Выбери любимый жанр
Оценить:

Падение Пятого


Оглавление


77

Он сумасшедший. Сумасшедший, раз посмел прикоснуться ко мне. Не могу поверить, что ему вообще хватило наглости трогать меня после того, что он только что сделал.

— Заткнись, — предупреждаю я.

— Тебе не победить, Марина! — продолжает он. — Лучше присоединяйся ко мне. Ты… ты… — Пятый запинается, заметив, что его дыхание выходит облачком пара — влажность окружающего воздуха резко падает из-за внезапного холода. Пятый стучит зубами. — Ты что творишь?

Внутри что-то щелкает. Никогда прежде я не чувствовала такой злости, и это почти приятно. Леденящее ощущение моего Исцеляющего Наследия прорывается наружу, только оно как-то изменилось — стало морозным, жутким и мертвым. Я излучаю холод. Мутная поверхность болота вокруг меня и Пятого трещит, в один миг сковываясь льдом. Ближайшие растения увядают, поникая под мгновенной заморозкой.

— М-Марина? Прекрати… — Пятый обнимает себя за плечи, чтобы согреться, и пятится от меня, но едва не падает, поскальзываясь на льду.

Меня охватывает дикая ярость, и я действую с помощью этого нового Наследия на голом инстинкте. Выбрасываю руку вперед, и лед под Пятым обретает форму — из земли резко вырастает заостренная сосулька. Пятый не успевает отскочить, и она пронзает ему ступню, буквально пригвождая его к месту. Он орет, но мне безразлично.

Пятый падает, хватаясь за пронзенную ногу, и в тот же миг из земли вырывается новая сосулька. Она попадает Пятому прямо в лицо. Будь она чуть длиннее, скорее всего, убила бы его. А так она лишь выкалывает ему глаз.

Пятый с истошными воплями зажимает глазницу и, с по-прежнему проткнутой ногой, неловко заваливается на промерзшую грязь.

— Хватит! Умоляю, хватит!

Он монстр и заслужил это. И все же… Я не могу добить его. Я не такая, как он. Я не хладнокровная убийца своего народа — даже после того, что он натворил.

— Марина! — кричит Шестая. — Бежим!

Могадорский корабль уже приземлился и спускает трап. Около дерева, ветви которого провисли под коркой свежего льда, Шестая взвалила Девятого себе на плечо. Она протягивает мне руку.

Я бросаю последний взгляд на Пятого. Он держится руками за лицо, зажимая покалеченный глаз. Он плачет, и слезы замерзают прямо на щеках.

— Если я снова тебя увижу, ты, поганый предатель, — кричу я, — я выколю тебе и твой второй сучий глаз!

Пятый в ответ лишь невнятно булькает. Убожество.

Я уже собираюсь бежать к Шестой, но останавливаюсь. У моих ног в едином куске льда лежит тело Восьмого. Как только я понимаю, что наделала, воздух вокруг меня начинает теплеть. Я сажусь на колени и прижимаю ладони к плоской поверхности таящего льда, отделяющего меня от Восьмого. Мне хочется взять его с нами, унести подальше от могадорцев, и похоронить так, как он того заслуживает, но мы не можем ждать, пока растает лед. Шестая кричит мне спешить, и моги вот-вот будут здесь.

— Прости меня, — шепчу я, чувствуя, как внутри все немеет.

Затем бегу к Шестой и хватаю ее за протянутую руку. Мы становимся невидимыми.

Глава 37

ДЖОН

Я резко просыпаюсь, рывком садясь на кровати, причем явно не своей, и сразу же понимаю, что вернулся в реальность — жгучая боль нового шрама оказалась столь сильна, что смогла разбудить меня. Стоп… разве шрам не должен был остаться в кошмаре, это ведь был только сон? И все же я чувствую и ожог, и боль, терзающую и саднящую, но только гораздо глубже.

Значит, та часть кошмара была настоящей — мы потеряли кого-то…

Осмыслить это некогда: мне едва хватает времени оценить мое положение, как Сэм кричит:

— Джон! Ложись!

Перед окном спальни стоит могадорец… перед разбитым окном, а с улицы задувает холодный ветер. Когда это случилось? Он наставляет на меня пушку. Инстинкты берут верх, и я перекатываюсь влево; мог стреляет в то место, где я был секунду назад. Лежа на полу у кровати, я толкаю мога с помощью телекинеза, и он, вылетев в окно, камнем падает вниз.

Это какой-то дурдом: творящийся в реальном мире хаос куда хлеще, чем в ярком кошмаре Сетракуса Ра. Спальня совершенно раскурочена бластерами. Сара стоит в дверном проеме, используя сломанную книжную полку в качестве прикрытия. Одной рукой она поддерживает по-прежнему безвольное тело Эллы, а другой беспорядочно палит из автомата в коридор. Между выстрелами мой обостренный слух улавливает копошащихся в пентхаусе могадорцев. Их очень много, но по какой-то причине они не стреляют в ответ.

И тут я понимаю: это потому, что она держит Эллу. Сетракус Ра хочет (не могу поверить, что я вообще об этом думаю, даже не разобравшись, что это значит), чтобы его наследницу привели живой. Вот почему моги не стреляют в Сару — они боятся ранить Эллу.

Рядом со мной на полу Сэм прижимает к себе отца. Малкольм тяжело ранен в живот. Он без сознания и едва дышит. Похоже, долго не протянет.

— Какого черта тут случилось? — кричу я Сэму.

— Они нашли нас, — отвечает он. — Кто-то нас предал.

Я вспоминаю Пятого в могадорской форме и сразу понимаю правду.

— Где все остальные?

— Отправились в Эверглейдс за Ларцом. — Сэм, испуганно округлив глаза, указывает на мою ногу. — Я видел, как твоя лодыжка светилась. Что… это значит?

Не успеваю я ответить, как слышу крик Сары. Автомат издает пустые щелчки, и, поняв, что патроны кончились, моги бросились на нее. Один просовывает руку в проем и глубоко протыкает ее плечо кинжалом. Сара падает на пол, зажимая рану, и тогда второй мог грубо вырывает у нее из рук Эллу.

Я зажигаю Люмен, но, пока моги держат Эллу, швырять в них огонь крайне опасно. Они быстро отступают, растворяясь в коридоре. Я притягиваю к нам Сару телекинезом.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор