Выбери любимый жанр
Оценить:

Греческие каникулы


Оглавление


35

Нет, все-таки надо позвонить в полицию. Допустим. И что же она скажет? Что ей угрожает бывший муж, в настоящее время пребывающий на другом континенте? Что она повредилась рассудком и считает любой озноб предвестником беды? Или что в горах случился камнепад?

Самое лучшее, что я могу сделать сейчас, — это просто выспаться, тогда, пожалуй, никакой шантаж не выбьет меня из равновесия. А утром расскажу обо всем Тони. Он меня в обиду не даст.

С этими мыслями Лиз встала, заварила успокоительный травяной чай. Выпила несколько глотков теплого зелья и мгновенно заснула.

8

Открыв глаза, Элизабет больше всего удивилась тому, что она в постели одна. Вернее, испытала жуткое разочарование. Только что ей снился Тони, и его присутствие было почти реальным. Его сильные руки ласкали ее, его глубокий и низкий голос успокаивал, всего секунду назад Лиз сладко дремала на его плече… Журчал прозрачный ручеек, над ними шелестели деревья, а птицы пели так громко, что она проснулась. Никого. Лишь птицы поют, как в недавнем сне, все громче и громче.

Солнце поднялось уже высоко, и птичий концерт набирал силу. Вдруг Лиз показалось, что в дверь кто-то настойчиво стучит.

Элизабет вздрогнула. Она сразу вспомнила и события последних дней, и вчерашнее SMS-сообщение. Кто это так рано?

Успокойся, Лиз, наверное, это кто-нибудь из служащих отеля, сказала она сама себе. Возьми себя в руки и подойди к двери. Если это опасность, то лучше встретить ее лицом к лицу, чем прятаться, показывая свою слабость. Ты же не можешь навечно замуровать себя в номере.

Лиз встала и, даже не накинув халат, решительно подошла к двери.

— Кто там? — спросила она властно.

В конце концов, если это обслуга, она не должна беспокоить постояльцев отеля по пустякам.

— Это я, Тони. — Голос возлюбленного звучал неуверенно и даже робко. — Открой, пожалуйста, я соскучился, — вдруг проговорил он жалобно, почти по-детски.

— Сейчас, подожди минутку. Только накину на себя что-нибудь, — попросила Лиз.

— Пожалуйста, дорогая, ничего не накидывай, — взмолился Тони, — а то я умру от нетерпения.

Лиз рассмеялась, секунду подумала, а потом решительно распахнула дверь.

Она стояла перед ним нагая, освещенная солнцем, вся золотая, как фигурка греческой богини. Даже пушок на потайном месте отсвечивал золотом, а маленькие груди сияли, словно золотые слитки.

Тони ахнул, не в силах оторвать от нее взгляд, произнести слово, поднять отяжелевшие руки…

— Заходи скорей, не хочется устраивать для постояльцев отеля стриптиз, — рассмеялась она. — Только успокой меня, скажи, снишься ты мне или нет? Ты снился мне только что. И очень обидно было проснуться одной… Без тебя…

Тони шагнул к Лиз и тихо прикрыл за собой дверь, по-прежнему неотрывно глядя на нее. Лиз зажмурилась на миг, почти ослепленная огнем его глаз, и почувствовала жар и тяжесть его рук на своих плечах.

— Моя золотая богиня, — прошептал он, осторожно пробежав пальцами по ее позвоночнику, словно играя на флейте, и лаская ее обнаженные ягодицы, — я почти не спал этой ночью. Из-за тебя.

— А я спала. С тобой, — счастливо рассмеялась Лиз. И притворно возмутилась: — Эй, так нечестно! Кто-то одет, а бедная девушка совсем раздета.

— Минутку терпения. Сейчас все будет по-честному, моя малышка! — засмеялся Тони, нежно целуя ее грудь и одновременно пытаясь раздеться.

Лиз помогла ему снять футболку, чтобы ткань не мешала ей чувствовать отвердевшими сосками грудь любимого, остатки одежды он ухитрился скинуть сам, ни на секунду не прекращая ласк. Не разнимая объятий, соединившись в поцелуе, они медленно, но неуклонно продвигались к кровати, пока не упали на нее. На эту замечательную, удобную и просторную кровать, которая тут же счастливо скрипнула. Возможно, оттого, что за несколько последних дней ее наконец-то использовали по назначению.

Долгие годы супружеской жизни с Майком совершенно отучили Лиз чувствовать себя нормальной счастливой женщиной. Она забыла, как можно смеяться над забавными глупостями, понятными лишь двоим, как возбуждающе пахнет тело любимого мужчины, как приятно каждую минуту рядом с ним чувствовать себя желанной. Как здорово просто лежать, отдыхая после близости, рядом с любимым, совершенно не злясь на него за то, что он похрапывает под боком, и мечтать о разных несбыточных вещах.

Элизабет лежала и рассматривала татуировки Тони. Вот дурачок! Разрисовать такое красивое тело какими-то пошловатыми картинками!

Возлюбленный, словно почувствовав на себе ее внимательный взгляд, открыл глаза.

— Эй, я все про тебя знаю! — прошептала Лиз.

— Что именно? — спросил Тони, тоже взглянув на нее пристально.

— А то! Ты, оказывается, настоящий мафиози! — хихикнула Лиз, целуя какой-то аляповатый символ на его накачанном плече. — В фильмах про мафию они все накачанные и в татушках.

— Ну ты и фантазерка, Лиз! — как-то ненатурально засмеялся Тони.

Наверное, обиделся, подумала Лиз.

— А как же рокеры? Или просто молодые идиоты вроде меня, делающие наколки по глупости — натянуто спросил он. Но, взглянув на нее, тут же отошел и улыбнулся нежно и немного коварно. Он приподнялся на локте и, медленно стянув до пояса прикрывающую Лиз простыню, поцеловал родинку на ее груди и вкрадчиво проговорил: — Какое красивое пятнышко, просто как нарисованное… Лиз, а Лиз, признавайся, эта родинка настоящая?

— В смысле? — не поняла Лиз.

— Ну, может, тоже татуировка? — лукаво спросил Тони, и они оба засмеялись.

3
Loading...

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор