Выбери любимый жанр
Оценить:

Вспышка пламени


Оглавление


16

Тина изо всех сил боролась с переполнявшими душу сомнениями и робостью. Ведь это ее последний шанс: больше у нее никогда не будет возможности с ним встретиться. Она решительным жестом протянула Дьюку конверт и коробочку и заметила, как удивленно и неприязненно он смотрит на них. По всей видимости, Дьюк был раздосадован, что она так и не прикоснулась к его подаркам.

– Так дело не пойдет, – мягко начала она. – Я не могу работать с твоими пьесами, не поговорив с тобой обо всем. Художник должен встречаться с автором, иначе из его работы толку не выйдет.

– Нет, Тина. – Его голос был по-прежнему сух. – Ты отлично со всем справишься и без моих советов. Последняя твоя постановка…

– Была для меня сущим адом! – чуть не плача, выкрикнула Тина, оборвав его на полуслове. – И я больше не хочу, чтобы это повторилось! Я не хочу больше мучиться от сознания того, что ты для меня – только воспоминание. Я хочу быть с тобой, быть сейчас, а не томиться, разглядывая твои окаянные подарки! – Она швырнула конверт и коробочку на пол. – Не могу их видеть! Я не могу жить без тебя, Дьюк!

Он не двинулся с места, только недоверчиво покачал головой.

– После того как ты бросил меня восемь лет назад, моя жизнь стала пустой и бессмысленной. – Голос Тины дрожал от волнения. – Я пыталась все забыть, с головой ушла в работу. А Эйнджел Брейди… знаешь, внешне он довольно похож на тебя. Мне показалось тогда, что я влюблена в него. Но я ошиблась. Я искала только тебя, Дьюк, тебя и больше никого…

– Нет. – Дьюк произнес это почти неслышным голосом.

Тина не слушала. Не замечая, что глаза полны слез, а голос все больше дрожит, она продолжала говорить:

– Эйнджи ни в чем не виноват. Это я сама во всем виновата. Но я же за это и поплатилась. Мне было так больно, так плохо, Дьюк! Пойми это и постарайся простить меня.

– Тина. – Он как-то странно поднял руки, точно желая защититься от того, что она говорила. – Ради Бога, перестань!

– Прости меня за все и пойми. – Тина дрожала от внутреннего напряжения, чувствуя, что вот-вот расплачется. – Пойми, я не хотела, чтобы все свелось только к одной ночи – и только. Меня нельзя просто использовать и забыть, я не такая!

– Господи, нет! Нет! – В голосе Дьюка звучало негодование. – Я никогда не думал, что ты «такая». Поэтому тогда, восемь лет назад, я и уехал, не простившись. Все могло зайти слишком далеко.

– Что, по-твоему, «слишком далеко», Дьюк?

– Но тогда между нами еще ничего не было.

– Нет, Дьюк, было. Я не в состоянии до сих пор забыть это.

– Нет, Тина, не надо продолжать! Пойми, я никогда не стану таким, как ты хочешь. И не смогу дать то, что тебе нужно. Ты только зря будешь мучиться рядом со мной.

– Дьюк, я просто хочу быть с тобой. И клянусь, я никогда не стану пытаться давить на тебя или воспитывать. Ты нужен мне такой, как ты есть, сам по себе. – Тина в отчаянии цеплялась за последнюю возможность убедить его. – Неужели ты не понимаешь этого?

Он вызывающе в упор поглядел на нее. Его губы скривились в привычной ядовитой усмешке, но в глазах метались неуверенность и тоска.

– Я хотела сказать, что согласна стать твоей любовницей… и сама хочу этого. – Она старалась говорить как можно тверже. – И восемь лет назад я тоже этого хотела. Я говорю это совершенно сознательно, в здравом уме и твердой памяти.

Он медленно поднял на нее взгляд.

– Ты считаешь, я в состоянии согласиться на это после всего, что произошло вчера? Ты что, считаешь меня обыкновенным скотом?

– Я хочу, чтобы ты взял меня, – просто отвечала она. – Я люблю тебя, и это совершенно естественно. Я хочу быть с тобой всегда, Дьюк. Быть твоей любовницей, другом, помощницей и сотрудницей. Мы можем вместе достигнуть многого. Почему бы нам не попробовать быть вместе?

Он уставился на нее, словно увидел впервые. Его грудь вздымалась толчками, словно ему было трудно дышать.

– А все вчерашнее? – хрипло спросил он.

– Я была очень обижена на тебя: ты, казалось, совсем не чувствовал себя виноватым за то, что оставил меня восемь лет назад.

Дьюк молчал. Испугавшись, что он откажется от нее, Тина бессознательно шагнула ему навстречу и в немой мольбе протянула руки, словно призывая.

– Ты уже доказал мне свою любовь, Дьюк. А раз так, то, пожалуйста, не выбрасывай меня из своей жизни. Ты нужен мне. Я так одинока… Мне так плохо. Ты мне очень нужен!

Что бы до этого ни думал Дьюк Торп, он сдался после этого отчаянного призыва. Он шагнул к ней и обнял. Последние слова решили все. Сомнения отступили, доводы разума оказались бессильными перед страстью.

9

Оказавшись в объятиях Дьюка, Тина ощутила, как по всему ее телу прошла волна радостного освобождения. Каждой его клеточкой, всей кожей Тина почувствовала – конец ее одиночеству. Теперь они навеки вместе.

Она прижалась к нему, уткнулась лицом в его плечо, так что прямо возле ее уха билась пульсирующая жилка. Дыхание Дьюка обжигало ее шею, его горячие губы прижались к ее волосам, он сжимал ее все сильнее и сильнее. Тепло его прикосновений окутывало ее, туманя разум, заливая все тело неизъяснимым предчувствием счастья.

– Наконец-то я дома, – прошептала она.

– Да, – хрипло отвечал он, коснувшись кончиком языка мочки ее уха. Его рука скользнула по спине Тины, он все крепче обнимал ее, подчиняя своей власти. – Теперь для нас нет дороги назад, Тина.

– Знаю.

Он принялся страстно целовать ее шею. Тина нетерпеливо развязывала пояс его халата, ее рука проникла под его плотную пушистую ткань. Она едва не вздрогнула, почувствовав ладонью жар и мощь его тела, шелковистость волос на его груди.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор