Выбери любимый жанр
Оценить:

Вспышка пламени


Оглавление


18

Затем он опустился перед ней на колени, положив обе руки на ее бедра, раздвинув их. Его язык проник в самые сокровенные глубины ее плоти, обжигающе касаясь самых чувствительных точек. Тине еще не доводилось испытывать ничего подобного. Каждое его движение отдавалось звоном счастья и наслаждения. Его язык, лаская, скользя, впиваясь в мягкую, влажную плоть, вызывал невероятные, неугасимые ощущения, но одновременно вызывал бешеное желание наконец изведать полное удовлетворение. Тина впилась ногтями в волосы Дьюка, словно боялась, что он уйдет, исчезнет.

Он резко поднялся, едва не опрокинув ее. Их тела соприкоснулись, прижались и слились воедино. Будто огненный поток влился в лоно Тины. Это была не обычная близость, так, как когда-то у нее было с Эйнджи, но нечто большее. Теперь она поняла, что значат слова «единая плоть».

Потом, когда Дьюк нес ее к кровати, Тина из последних сил обхватила его ногами. Кончики ее напряженных сосков покалывало от соприкосновения с его грудью, все больше разжигая чувственность. Он ласково опустил ее на покрывало, разбросал подушки, не отрывая восторженного взгляда от тела возлюбленной. Все это было так восхитительно!

Тина же мечтала только об одном – впитать в себя все существо любимого, вознося его к вершинам блаженства, отдавалась ему телом и душой. Она чувствовала, как содрогается в экстазе его великолепное тело, слышала стоны удовольствия, не различая, чей это голос – ее самой или Дьюка. Они приближались к апогею наслаждения, к освобождению.

Поток сладкого тепла заполнил тело Тины. Она так и не выпустила Дьюка из своих объятий. Горячие волны снова и снова прокатывались по ее телу от разгоряченного лона до кончиков пальцев. Это было так прекрасно, что после не жалко было даже умереть. Она трепетала, как пойманная бабочка, ее кожу то опалял жар, то леденил холод.

Каждая клеточка ее тела откликалась на прикосновения Дьюка. А он продолжал ласкать ее груди, нежно покусывая соски, отчего по телу Тины словно пробегали электрические искры, и она извивалась от наслаждения. Его пальцы точно магнитом тянулись к самым чувствительным уголкам ее плоти, возбуждая неистовое желание, снова разжигая страсть.

Она почувствовала, что он вновь желает ее, вновь дрожит от возбуждения; Теперь он рывком подхватил ее и усадил на себя. Его ладони крепко сжали ее бедра, губы потянулись к соскам. Послушная ему, Тина точно забыла, кто она, забыла обо всем прошлом. Теперь она была не деловой дамой, театральной художницей Кристиной Форрест, а воплощением чувственности, олицетворением женской страсти.

Казалось, они стремятся наверстать упущенное за годы разлуки за одну ночь – так, словно завтра им суждено расстаться навеки или умереть. Каждый из них шел навстречу любому желанию другого, слову «нет» не было места сегодняшней ночью. Только «да», радостное, ликующее, торжествующее «да».

Утомившись, они успокоились в объятиях друг друга. Дьюк медленно поглаживал спину Тины, погружая ее в блаженную дремоту. Их тела все более расслаблялись, глаза закрывались. Они заснули, но спали недолго. Пробуждение вновь разожгло их желание, они снова потянулись друг к другу.

Иногда Тине казалось, что все это только прекрасный сон, но стоило ей протянуть руку и дотронуться до теплого, зовущего тела Дьюка, как она с безотчетной радостью убеждалась, что все было наяву.

За всю эту ночь они не сказали друг другу ни слова. Слова были лишними. За них говорили ласки и поцелуи. В эту волшебную ночь наконец им обоим удалось разрубить магический круг одиночества. Одиночества, мучившего их до сих пор.

Теперь их навсегда соединила эта ночь страсти.

10

Тину разбудил свет. Раннее утро окрасило горизонт в золотистые и розовые цвета. Еще по-ночному серая мгла ждала солнечных лучей.

Странное дело, но она совсем не устала за эту ночь. Словно не было ни бесконечных, выпивающих все силы порывов страсти, ни коротких промежутков сна. Тина чувствовала себя невероятно бодрой и энергичной.

Рядом с ней лежал Дьюк, одна его рука была у нее под головой, другая покоилась на ее груди. Тина вытянула ногу и кончиком большого пальца провела по его ноге от бедра вниз, ощутив нежность его кожи.

Она почувствовала, что Дьюк зашевелился, и поняла, что он тоже проснулся и смотрит в окно.

– Новый день, – прошептала она больше для себя, нежели для него.

Его рука сжала ее грудь, нога обвила бедра Тины, а тело потянулось к ней и плотно прижалось. Он нагнулся прямо над ее ухом и тоже прошептал:

– Новая жизнь.

С прошлым покончено! – ликуя, подумала Тина. Это начало новой жизни. Нашей жизни.

– Что ты собираешься сегодня делать, Дьюк? – спросила она, улыбаясь, заранее зная ответ.

Он ответил не сразу, однако это не внушило Тине никакой тревоги. То, как он обнимал ее, было достаточным подтверждением, что у него нет ни малейшего намерения расставаться с ней даже ненадолго. Она ласково потерлась об него. От его сильного, мускулистого тела исходило удивительное и упоительное ощущение безопасности, надежности.

– Сегодня, – сказал Дьюк, – мы не полетим в Лондон. Тебе ведь надо еще собраться и подготовиться к отъезду. Конечно, если ты хочешь ехать вместе со мной.

Тина удовлетворенно улыбнулась. Она знала, что по-другому и быть не могло. Особенно после такой ночи.

– Лучше и придумать нельзя, – ответила она.

– Ты проголодалась?

– Умираю от голода.

– Тогда я закажу завтрак.

Он отодвинулся от нее, чтобы позвонить по телефону. Тина повернулась, ни на секунду не выпуская его из поля зрения. Она протянула руку и слегка погладила Дьюка по спине, любуясь игрой его мышц. Она восхищалась его телом, могучим, натренированным. Брейди до него было далеко, внезапно подумала Тина. Ее умилила мягкость, шелковистость его кожи по контрасту с мощью мышц и широким, крепким костяком.

3
Loading...

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор