Выбери любимый жанр
Оценить:

Вспышка пламени


Оглавление


34

Тина не ощущала никакого чувства вины, стремясь прочесть написанное. После того, что произошло сегодня утром, она просто обязана узнать обо всем. Изображать и дальше счастливое неведение невозможно. И какой бы горькой ни была правда, она сможет вынести все.

16

Текст сообщения оказался очень коротким:

Решение принято. Дата – 21 августа. Если мы можем как-то помочь, только скажи. С глубокой симпатией и поддержкой

Энн.

Тина ничего не понимала. Что это все означает? Если в дело втянута Энн Йорк, значит, все упирается в какую-то юридическую проблему. Но что же это за проблема, раз Дьюк весь переменился, получив это известие?

Возможно, все это связано с тайной Дьюка и его пребыванием в Америке. Но большего извлечь из написанного Тине не удалось, как она ни старалась.

Утро тянулось удивительно медленно. Было уже далеко за полдень, когда Дьюк вернулся домой. Тина полулежала в одном из черных кресел в гостиной. От волнения и переживаний ей стало нехорошо, закружилась голова, слегка подташнивало. Услышав, как открывается входная дверь, она постаралась одолеть слабость и сесть прямо.

Что бы Дьюк ни делал, пока Тина переживала невыносимые часы тревоги, лучше он выглядеть не стал. Он вошел в комнату, даже не заметив ее присутствия. Его плечи ссутулились, лицо посерело, на нем застыло мученическое выражение, как у тяжелобольного, но взгляд сверкал мрачной решимостью.

– Тебя долго не было, – заметила Тина так беззаботно, как только смогла.

Он замер на месте и странно дернулся, уставившись на нее в упор. Тина заметила, что он смотрит на нее, как будто видит в первый раз. Так смотрят на посторонних, не вызывающих ни интереса, ни чувств людей. Виски Тины сжала боль, к горлу вновь подступила тошнота.

– Мне надо было многое сделать, – тихо ответил он.

– Что ты скрываешь от меня, Дьюк? Что произошло на самом деле? – Тина говорила жестким обвиняющим тоном.

– Мне нужно срочно лететь в Америку, Тина. Я должен. – Отчаяние, слышавшееся в его голосе, делало невозможным возражение.

– Когда ты должен ехать? – спросила она, стараясь сохранять спокойствие и ясность мысли.

– Завтра.

– И на какое время?

– Не знаю. Может быть, на неделю, а может, и на несколько месяцев. Я действительно не знаю.

Тина глотнула воздуха.

– Тогда я поеду с тобой. Я отлично смогу родить нашего ребенка и там, – стараясь говорить уверенно, заявила она, решившись не отдаляться от него, что бы ни произошло.

Он грустно покачал головой.

– Нет, Тина, не делай глупостей. В твоем положении путешествие может стать роковым. У тебя ведь каждую минуту могут начаться схватки. Я поговорил с Йорками: они согласны пока принять тебя у себя. Они помогут тебе, Тина, у них тебе будет лучше…

– Перестань все решать за меня! – взорвалась Тина. Она вскочила на ноги, не обращая внимания на боли в пояснице. – Я сама соображу, что для меня лучше, Дьюк! И я собираюсь лететь с тобой в Америку. Я не хочу оставаться здесь одна, без тебя – ни с Энн, ни с кем бы то ни было еще!

На Дьюка ее слова произвели не больше впечатления, чем бессмысленные выкрики говорящего попугая. Он спокойно повторил:

– Я не могу взять тебя с собой, Тина.

– Но ты же хотел быть рядом, когда родится наш ребенок! – яростно закричала Тина. – Как же ты можешь оставить меня сейчас, именно в тот момент, когда наш ребенок вот-вот должен появиться на свет?

Он резко отвернулся и подошел к окну эркера. Было заметно, как тяжело он дышит. Некоторое время простояв неподвижно, он опустил голову и медленно, через силу заговорил:

– Прости меня, Тина, я действительно обещал это. Но пойми и ты: как бы я ни хотел этого, я не смогу быть сейчас с тобой.

Эти извинения не смягчили Тину. Да и какое оправдание можно найти столь возмутительному поведению! Ее буквально трясло от гнева и злости. Все ее намерения сохранять выдержку полетели к черту. Она с трудом выпрямилась, превозмогая усиливающиеся боли в пояснице. Ее голос дрожал и срывался, когда она обратилась к Дьюку:

– Скажи мне правду, умоляю тебя! Почему ты не можешь быть сейчас со мной?

Он не отвечал.

– Дьюк, Бога ради! Мы ведь теперь одна семья. И нам нельзя больше расставаться. Пускай мы и не женаты, но все равно мы семья и везде должны быть вместе.

– Тина, надеюсь, что не задержусь там надолго, – с трудом произнес он.

– Этого недостаточно, Дьюк.

– Я предупреждал тебя, что рано или поздно это произойдет. – Его голос казался безгранично усталым.

Ослепленная яростью и страхом потерять его, Тина вновь кинулась в бой.

– Дьюк, если ты, черт побери, не назовешь ни одной причины, по которой я не могу ехать с тобой, то можешь тогда вообще не возвращаться! Я уеду отсюда и заберу ребенка, и ты его не увидишь!

Он резко повернулся к ней.

– У тебя хватит совести так обойтись со мной? Ты хочешь отнять у меня моего ребенка?

Тина побагровела от нестерпимого стыда, однако гордость не позволяла ей отступить, и она продолжала обиженным тоном:

– Ты бросаешь меня тогда, когда нужен больше всего, Дьюк!

Его лицо мучительно скривилось.

– Ради твоего блага я целых восемь лет боролся с собой, со своими желаниями. Неужели ты не можешь подождать меня каких-то пару месяцев?

– Почему? Просто объясни мне почему! – кричала Тина, не желая слушать никаких уговоров.

– Бога ради, Тина! Замолчи!

– Нет уж, – злобно огрызнулась она. – Не замолчу! Не желаю больше сидеть в одиночестве. Ни восемь лет, ни восемь месяцев, ни восемь недель, ни даже восемь дней! Не желаю расставаться с тобой без всякой на то причины! И не надейся, что я соглашусь!

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор