Выбери любимый жанр
Оценить:

Расправить крылья


Оглавление


19

Марта умоляюще посмотрела на Арнульфа.

— Твоя, Жюль, конечно, твоя, — сказал Арнульф, помогая Марте водворить мужа в дом.

— А где твоя? — вдруг вполне осознанно спросил Жюль. — Давай сходим к ней! — И подмигнул.

Арнульф не успел ничего ответить, потому что из кухни с его рисунками в руках появилась Сесиль.

— Патрон, а я все равно посмотрела картинки вашего приятеля! — Девица кокетливо помахала бумагами перед носом своего шефа. — И ничего вы мне теперь не сделаете…

Она ведь тоже пьяная, сообразил Арнульф.

— Дай сюда, глупышка, — Жюль скроил строгую мину. Сесиль еще разок взмахнула листами, но отдала. — Арни, — Жюль неловко перебрал рисунки и потащил Арнульфа к дивану. — Арни, ты гений… — Он грузно плюхнулся на диван. — Ты не отдавай их Маршану, Маршан…

Пьяный идиот, ведь сейчас все разболтает! — ужаснулась Марта и громко сказала:

— Жюль, мы же хотели выпить.

К ее ужасу, Жюль не отреагировал даже на предложение выпить.

— О, Маршан! Он… Знаешь, Арни, какой жук этот Маршан!

— Ха! — согласился бородатый мужчина, оделяя вновь прибывших бокалами темно-рубинового вина. — Еще бы!

— Ну! — Жюль залпом опустошил свой бокал. — Ты ему расскажи, Виктор, про портрет неизвестного!

Глава 24, в которой Виктор отлично заработал на портрете

— Расскажу, — степенно отозвался Виктор. — Я тогда отлично заработал на портрете…

— Неизвестного явления природы! — уточнила пьяненькая Сесиль и захихикала. — Можешь называть меня Сиси, — она подмигнула Арнульфу, — между прочим, я умею позировать.

— …И Маршан продал мою мазню как работу самого…

— Арни, — вдруг сказала ему на ухо Марта, — по-моему, она уже дома.

— …Он, естественно, узнал, но не стал судиться с Маршаном, потому что я собственноручно написал хвалебную рецензию про это полотно, назвав его удачным экспериментом великого мастера…

— Ты уверена? — прошептал Арнульф.

— Что это еще за тайны Мадридского двора? — обиделся Жюль. — Кажется, здесь все свои.

— …И потом сам навалял с десяток таких же «неизвестных», ну вы знаете: «Портрет неизвестного-2», «Портрет неизвестного-3»… — невозмутимо вещал Виктор.

— Извини, Жюль, просто я хотел покурить на балконе, ты же не куришь, — нашелся Арнульф, удивив Марту, которая вовсе не была уверена в возвращении Ирен.

— Здрасьте, приехали! — Жюль потянулся к пачке сигарет на столике. — Я всю жизнь, с семи лет, курю! Скажи лучше, что собрался улизнуть к своей пассии! — Он старательно подмигнул и взял Арнульфа за руку. — Господа, предлагаю выпить за возлюбленную моего друга! А потом вы все станете свидетелями захватывающего зрелища. Сиси, приготовь камеру!

— Жюль, Жюль, — забеспокоилась Марта, — не надо никаких шоу. Хорошо сидим, ты еще не рассказал нам про Шенонсо. — Она потрепала мужа по щеке. — Расскажи, милый, а Арни принесет нам с кухни бутерброды. Арни, если тебе нетрудно… — Марта выразительно посмотрела в сторону балкона. — Виктор, ты забыл свои обязанности виночерпия!

Компания занялась наполнением бокалов, а Арнульф скользнул к балкону, но замер в дверном проеме, услышав:

— Добрый вечер, мадам Накорню! Новые растения? Они цветут?

Это был голос Ирен! Она здесь, совсем рядом! Но она разговаривает с этой несносной старухой, значит… Арнульф осторожно выглянул. Так и есть. Слева, опершись на цветочные ящики, стояла любительница «авантюрных мужчин».

— У тебя все в порядке? — спросила она у Ирен.

— Спасибо. Все хорошо.

По шагам Арнульф догадался, что Ирен ушла с балкона, но старушенция уселась в кресло, на колени ей прыгнул кот. Она явно никуда не торопилась.

Глава 25, в которой я с трудом доживала этот день

Я с трудом доживала этот день, смутно надеясь, что к ночи Арнульф — ну и имечко! — появится. Я вышла на балкон. Из квартиры над моей доносилась музыка, смех и задорные возгласы шумной компании. Справа со своего балкона деловито наблюдал за улицей соседский пятнистый дог. Он посмотрел мне в лицо, махнул хвостом и опять сосредоточился на прохожих. Бедолага, подумала я, тебе бы по травке побегать.

— Добрый вечер, Ирен!

На балконе слева появилась соседка. Я знала ее с детства, она была в приятельских отношениях с моей бабушкой.

— Добрый вечер, мадам Накорню. У вас новые растения? Они цветут?

— Должны. — Она потрогала пальцем листья и как-то недоверчиво посмотрела на меня. — У тебя все в порядке?

— Спасибо. — Неужели у меня действительно такой несчастный вид, что заметила даже она? — Все хорошо.

Глава 26, в которой мадам Накорню созерцала луну

Мадам Накорню созерцала луну. А чего, собственно, я переживаю, подумал Арнульф, какая такая необходимость лезть через балкон? Ирен дома, значит, я могу спокойно спуститься по лестнице и позвонить в ее дверь.

Он резко повернулся. Из сумерек комнаты два десятка глаз с интересом смотрели на него. Магнитофон ритмично басил и тоже таращился на Арнульфа своим горящим оком.

— Она не одна? — сочувственно поинтересовалась Сесиль с колен Виктора.

— Кто? — растерялся Арнульф.

— Прекрасная соседка, — сказала девушка из второй порции гостей. — Клод, налей ему. И мне тоже.

— Мы так переживаем за тебя, Арни, — Жюль прикурил очередную сигарету, — так переживаем! — Он ударил себя в грудь и предпринял попытку встать с дивана.

— Да, — подтвердил Клод и протянул Арнульфу бокал.

— Ты должен, Арни! — Попытка Жюля не увенчалась успехом, и диван жалобно скрипнул. — Ты, и больше никто!

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор