Выбери любимый жанр
Оценить:

Песня на два голоса


Оглавление


31

Если бы не позавчерашний поцелуй…

— Ладно, — сдалась Лора, — только ненадолго.

Майкл, победно улыбаясь, предложил ей руку.

Джо ничуть не удивился, когда Майкл назвал свой адрес. Впрочем, в обязанности шофера удивление не входит. Лимузин тронулся с места и величаво покатил по улице.

Лора сбросила туфли и вытянула ноги.

— Вот оно, счастье!

— Снять каблуки? — Майкл открыл мини-бар и внимательно изучал содержимое.

— И пошевелить пальцами.

— Понимаю.

— Ничего ты не понимаешь, жалкий врун. Ты на каблуках не ходишь.

— Концертные ботинки иногда и почище жмут. Особенно если на платформе.

Лора ахнула.

— Ты теперь носишь обувь на платформе?! Майкл, ты и вправду сильно изменился!

— Был такой эпизод в моей жизни, — кивнул он, ничуть не разозленный, и захлопнул дверцу бара, видимо не обнаружив ничего интересного. — К счастью, единственный. Так что я сполна проникся самоотверженностью женщин.

— А раньше нас недооценивал.

— Был не прав.

Они перебрасывались шутками, как в старые добрые времена, и на некоторое время Лоре сделалось легче. Все-таки времени и предательству не удалось уничтожить то светлое, что было в отношениях с Майклом. Кое-что осталось. Крохи дружбы, понятное друг другу чувство юмора. Но стена непреодолима. И ее не нужно штурмовать.

То, что между ними произошло, яснее ясного показало: они друг для друга не созданы. Они созданы сами по себе, каждый по отдельности, и Лора вовсе не ребро Майкла, а он не продолжение ее рук, ее тела, ее души. Их дороги иногда пересекаются, но слиться в одну им не суждено. С этим стоит смириться, даже если любишь. А уж если любовь ушла…

Майкл умолк, не делая попыток как-то приблизиться к Лоре, подсесть поближе. Он смотрел в окно, а Лора, устроившись на сиденье с ногами, смотрела на Майкла: как отблески огней летят по его лицу, как он отражается в затемненном стекле автомобиля. Знакомый до последней черточки профиль когда-то любимого человека…

Что случается с любовью, когда она уходит? Она впитывается в землю, растворяется в окружающем пространстве, возвращается на небеса? Что происходит с этой тонкой, неуловимой субстанцией, называемой искренним чувством? Ведь в тот момент, когда Лора любила Майкла, а он любил ее, для них не было ни преград, ни пределов; все казалось достижимым. Хочешь — и завтра полетим в космос, хочешь — и найдем пиратский клад, хочешь — поедем вот сейчас целоваться на вершину Эмпайр стейт-билдинга и там встретим какого-нибудь режиссера, который предложит нам главные роли в кино. Не обязательно так бы случилось, но Лора с Майклом в это верили. На вере, надежде и любви, как на трех китах, держался их мир.

А теперь что сталось с той любовью? Где она находится? Законсервирована в банке, залита спиртом, препарирована дотошными ангелами и снабжена этикеткой? Стоит на полке в третьем ряду, уже покрытая пылью? Когда умирают люди, их тела кладут в землю или предают огню. Куда класть умершую любовь? Что сказать на ее похоронах? Какую эпитафию выбить на гранитной плите? «Здесь лежит любовь Лоры и Майкла, самая великая на земле. Прощай, мы скорбим о тебе».

Та безумная любовь ушла, оставив по себе только воспоминания, боль и пепел, перевернув мир, заставив жить вверх тормашками. Теперь вместо нее нет почти ничего — так, пара угольков тлеет, если дотронешься, сам виноват, дуй тогда на обожженные пальцы, а раздуть огонь вряд ли получится. Да и не нужно. Все ушли от костра.

Но Майкл сидит здесь, и его лицо тонет в неоновых бликах, пепельные волосы кажутся черными, большие руки лежат неподвижно. Он настоящий, живой, он дышит, к нему можно потянуться, прикоснуться обеими ладонями и на миг поверить, что ты снова его ребро. Что тот огонь не погас, а просто уснул. И его можно разбудить.

Лора резко отвернулась.

Нет, нельзя.

Нельзя позволить себе ошибиться снова, ободрать сердце о новые чувства, нельзя. Она не двадцатилетняя дурочка, чтобы поддаться обаянию Майкла, его сладким речам, его показному дружелюбию. Она знает, что в протянутом яблоке скрывается яд. И будет сильно жалеть, если соблазнится.

К тому же он вроде бы и не намерен ничего ей предлагать. Кроме коктейля.

12

В новой квартире Майкла Лора была впервые.

— А что случилось со старой? — Она вошла в просторный холл: большие пространства, современный дизайн, ничего лишнего. Майкл любил, чтобы было света много, а мебели мало.

— Продал. — Он снял ботинки и направился к бару, по пути скинув пиджак и ослабив галстук-бабочку.

— Почему? — Лора отлично помнила ту квартиру. Конечно, поменьше, чем эта, но все-таки уютнее. Или это ее розовые воспоминания делали ту квартиру уютной? Ну, до того момента, как там в спальне обнаружилась неизвестная девица с Майклом.

— Не мог там жить без тебя.

— Неужели? — недоверчиво протянула Лора.

— А сама-то? Съехала почти сразу. Мы оба сбросили шкурку, дорогая. Тебе покрепче или помягче?

— Мартини с соком будет в самый раз.

Он кивнул и занялся приготовлением напитков, а Лора пошла к окну.

Все-таки пристрастие к высоте из Майкла не выбить. Вид открывался завораживающий — Нью-Йорк переливался ночными огнями. Прохладный пол приятно холодил ступни. Лора удержалась от того, чтобы прижаться лицом к стеклу. За спиной щелкнул выключатель: Майкл погасил верхний свет, но оставил гореть причудливо изогнутые светильники, расставленные тут и там. Они были похожи на маленькие инопланетные корабли. Лора обернулась и ткнула пальцем в ближайший.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор