Выбери любимый жанр
Оценить:

Натюрморт на ночном столике


Оглавление


62

Райнхард между тем хлебнул шнапсу и вступился за покойного:

— Неужели Удо был такой дурак? Не мог он так рисковать! Каждый знает, если баба измену почует, вмиг как гиена оскалится!

И он тоскливо взглянул на нас обеих.

СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА

Вину мою еще толком так никто и не доказал, а Сильвия уже решила, что одержала верх. Она обнаглела до предела, подошла сзади к Райнхарду и неистово обвила руками его шею. От такого бурного проявления ее горячей нежности мне стало совсем нехорошо. Слава Богу, мой муж поспешил в смущении снова освободиться от навязчивых объятий. Сильвия на него обиделась, оскорбленно собрала со стола стаканы для шнапса и пивные кружки и унесла их на кухню. Райнхард без дела стоял у окна и меланхолично пялился в сад, а я листала ежедневник. Может, Удо еще где-нибудь воспел меня как женщину своей мечты, оказавшуюся наконец с ним в постели? Хотя он эту историю придумал, мне его отзыв очень даже понравился.

Вслед за той важной фразой, обличающей меня, потянулись страницы скучных деловых записей. Как вдруг:

...

«Долго тебе придется взламывать мой сейф, долго. Потому что мозгов не хватает. Ты годами роешься в моих вещах, закатываешь мне скандал из-за каждой полуголой девчонки с журнальной обложки и в каждой своей подруге подозреваешь мою тайную любовницу. И вот сегодня я наконец все тебе выложу: моя работа — лишь предлог, я целыми днями ничего не делаю и только тем и занимаюсь, что отрываюсь с бабами».

Сильвия повела себя как полная идиотка:

— Вот видите! — завопила она и по нашим лицам поняла, что такая реакция неуместна.

Минуту длилось неловкое молчание, потом я произнесла:

— И вот из-за такой ерунды ты убила своего мужа?

— Он заслужил! — крикнула эта дура. И только потом сообразила, что сама во всем призналась! — Он умер от сердечной недостаточности! — она старалась сгладить свой промах. — Доктор Бауэр может подтвердить!

И тут настал мой час. Подробно, шаг за шагом, не упуская ни одной мелочи, я выложила ей всю историю о том, как выудила из нашего мусорного контейнера ту самую бутылку с соком и как в конце концов получила результат экспертизы.

— Лопух! — фыркнула Сильвия поверх моей головы в сторону Райнхарда. — Ни о чем попросить нельзя! Я тебе велела бутылку в урну обычную выбросить, на улице! Так нет же, два шага пройти было лень! Да любой знает, что у Анны бзик — она мусор сортирует как одержимая!..

— Уймись, Сильвия, — тихо проговорила я, — я звоню в полицию.

Все-таки роза — самый красивый цветок! Вот и Рашель Руиш вплела в свой букет бледно-кремовую благородную розу, поместив ее в самый центр и окружив самыми простыми, обычными цветами, что радуют глаз в любом саду: яркие оранжевые герберы, синий львиный зев и дикая роза, не окультуренная сестра королевы букета. Свежие оттенки так и сияют на темном фоне. Художница — работа ее датируется 1695 годом — ничего еще не знала о розовых садах века девятнадцатого, о тех, что украшали, скажем, королевские парки Мальмезон или Сан-Суси. В ту пору существовали лишь крестьянские угодья, где среди коренастых выносливых фруктовых деревьев, овощей, зелени и прочих цветов попадались порой и розы. Если кто собирался нарвать букет цветов, подобно Рашели Руиш, тому приходилось беречься острых шипов. Колючки написаны весьма реалистично, не очень-то схватишь!

Да, кстати, коль уж я решила помечать мои будущие натюрморты бутоном розы, не забыть бы мне о шипах. Розочкой назвал меня мой первый мужчина, но он вряд ли мог тогда подумать, что и у меня есть чем уколоть и я умею за себя постоять.

Понемногу до Сильвии стало доходить, в какую сложную ситуацию она попала. На Райнхарда ей надеяться было нечего, от него помощи не дождешься.

— Вы ничего не докажете! — бросила она нам упрямо. Шедевр самозащиты, нечего сказать! Но вообще-то она, похоже, была права. Если тело эксгумировать, а потом провести вскрытие, то, может быть, уже никакого яда и не обнаружат. И я решила: блефовать так блефовать!

— Нет, Сильвия, концентрированный раствор дигиталиса оставляет следы в организме месяцами. Кремировать надо было.

Мы уже не сидели все вместе. Я осталась на софе, чтобы лишний раз не двигаться, а Сильвия и Райнхард отсели друг от друга как можно дальше.

Мой муж напустился на свою любовницу. Я ликовала.

— Из-за твоей клеветы у нас брак разваливается! Анна меня теперь держит за убийцу! Как нам теперь вместе оставаться после такого?! — кричал он.

Ах вот оно что! Вот он как от меня избавиться захотел! Я тут же нанесла ответный удар:

— Забирай его себе, Сильвия, всего бери, с потрохами! Желаю счастья! У него всегда такое замечательное настроение, такие оригинальные идеи! А темпераментный какой! Но только придется потерпеть, конечно, не сразу же вам воссоединяться. Лет эдак через пятнадцать — в самый раз!

У Райнхарда чувства юмора не было никакого, так что он моментально полез в драку:

— Продавать меня вздумала, как с молотка! Не дождетесь! Я лучше до конца дней своих в монастырь уйду!

И вдруг Сильвия, чего никто не ожидал, не выдержала — началась исповедь, да какая! Камень бы не выдержал! Мы услышали душераздирающую историю о несчастливом браке, полном печали и горя, о совместной жизни, омраченной с самого начала неизменным сексуальным разочарованием. Удо всю жизнь клеился к молоденьким девчонкам, а жене доставалась лишь остывшая зола. И тогда в первый раз… Сильвия все пыталась понять, как же оно, у других-то женщин? Ведь наверняка по-иному! И она завидовала чужим женам.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор