Выбери любимый жанр
Оценить:

Убийства в стиле action


Оглавление


77

Где она прячет награбленное? Для простого почтового конверта размерами со стандартный лист писчей бумаги А-4 много места не требуется. Пакет, приготовленный для курьера, – обманка. Зачем? Чтобы он погнался за курьером? А она забрала настоящий и смылась? Теперь ясно – не следовало отправлять сообщение «Я знаю, где ты». Это была большая ошибка. Хотел спугнуть, выманить из укрытия, не учитывая ее дьявольской изобретательности.

Хотя сам факт попытки отправить подложный конверт кое-что означает, вдобавок к пустому депозитному сейфу. Может, надеялась, что он кинется за пустышкой, дав ей время удрать с настоящим и положить его в сейф компании «Саутерн депозит секьюрити»? Иначе почему ячейка пустая? Единственное разумное объяснение заключается в том, что она ничего не успела туда положить. Или только что забрала содержимое.

Если не абонирует где-то другой сейф, пакет наверняка остается в квартире.

Он всю ночь перетряхивал там вещи, включая одежду. Заодно забрал паспорт, что, по крайней мере, не позволит сучке поспешно покинуть страну.

Разумеется, если где-то имеется другой сейф, надо искать ключ или квитанцию. Он обшарил каждый дюйм в проклятой квартире, заглянул под каждую отстающую доску пола. Снял заднюю стенку телевизора, вспорол обивку мягкой мебели, вытащил вентиляционные решетки, выкрутил лампочки из розеток. Еще со времен торговли наркотиками знает, как полиция проводит обыск, отыскивая потайные местечки, используемые умными толкачами.

Возможно, сучка забросила ценности какой-нибудь подруге. Но имя и фамилия на предназначенном к пересылке конверте выдуманные, как показала проверка. По всему судя, она тут ни с кем не общалась. Если даже матери не сообщила о своем возвращении, то вряд ли связывалась с друзьями.

Уверенность, что искомое находится в квартире, крепла.

У любого хитреца всегда найдется слабое место. Прочность цепи измеряется прочностью слабейшего звена. Армия движется со скоростью самого медлительного солдата.

Мать – слабейшее звено и самый нерасторопный солдат в армии Эбби.

Теперь ясно, что надо делать.

Фургон «рено», долго стоявший возле дома Эбби, не хотел заводиться. Когда Рики уже совсем отчаялся, двигатель, задымив, ожил.

Рики выехал со стоянки, поставив на место фургона прокатный «форд-фокус». Теперь Эбби, вернувшись, увидит машину и решит, что он там. Рики улыбнулся. Она не войдет в квартиру в ближайшее время.

Он вытащил из «форда» аппарат спутниковой связи и перенес в фургон. Потом поехал к Истборну, остановившись только за гамбургером и кокой. Теперь он гораздо лучше себя чувствовал, будучи уверенным, что вскоре снова возьмет ситуацию под контроль.

78

Октябрь 2007 года

В 18:30 начался четвертый инструктаж по операции «Динго». Но когда Рой Грейс начал зачитывать своей сборной команде краткие выводы, его остановил странноватый взгляд и раздутые ноздри Гленна Брэнсона, который словно старался подать ему какой-то сигнал.

– В чем дело? – спросил Грейс.

– Босс, от вас чем-то крепко попахивает, – объявил Гленн. – Прошу прощения за нескромность. Не обычным одеколоном, насколько подсказывает мне чутье. Наступил куда-нибудь или сел?

Грейс с ужасом понял намеки сержанта.

– Ох, действительно, прошу прощения. Я… только что вернулся с учебной собачьей площадки. Маленький сукин сын в буквальном смысле слова пометил меня в машине с головы до ног. Я думал, выветрится…

Белла Мой, покопавшись в сумочке, протянула спрей:

– Держи, поможет.

Грейс опасливо спрыснул брюки, пиджак и рубашку.

– Теперь борделем пахнет, – заметил Норман Поттинг.

– Большое спасибо. – Белла пронзила сержанта возмущенным взглядом.

– Конечно, я точно не знаю, – промямлил Поттинг, стараясь разрядить ситуацию. – Недавно читал, что корейцы собак едят.

– Хватит, Норман, – сурово перебил Поттинга Грейс, возвращаясь к повестке дня. – Давай, Белла, докладывай, ездила ли Джоанна Уилсон в Америку. Мой приятель ничего не нашел.

– По твоему предложению, Рой, я связалась с офицером из нью-йоркской окружной прокуратуры. Час назад он прислал сообщение по электронной почте, где сказано, что до 11 сентября любой въезд в страну оформляла Служба иммиграции и натурализации. С тех пор все изменилось. Ее объединили с таможней, и теперь она называется Иммиграционно-таможенной правоохранительной службой. По его словам, если Джоанна приехала с долгосрочной визой, в архивах никаких сведений не осталось. Он просмотрел данные за девяностые годы и выяснил, что с визой она не въезжала, но установить, въезжала ли вообще, невозможно.

– Хорошо, спасибо. Эмма Джейн, что с генеалогическим древом? Нашлись какие-нибудь родственники Джоанны Уилсон?

– Ну, похоже, их было немного. Нашелся сводный брат – тот еще типчик. Живет под именем Митци Дюфора, в шестьдесят лет носит кожаные штаны, весь в татуировках. Торчит в брайтонском клубе для геев. Ничего хорошего не смог сказать о своей сводной сестре.

– Нельзя верить мужчине средних лет в кожаных штанах, – заметил Норман Поттинг.

– Норман! – Грейс стрельнул в сержанта предупредительным взглядом из-под бровей.

– Фактически тебя не назовешь законодателем моды, Норман, – заметила Белла.

– Хватит вам! – приказал Грейс.

Поттинг поежился, как нашкодивший ребенок.

– Что еще насчет сводного брата?

– По его словам, Джоанна унаследовала от матери домик в Брентвуде, приблизительно за год до своего отъезда в Америку. Он помнит, как она его продавала, чтоб начать актерскую карьеру.

3
×
×

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор